Культурно-ценностный аспект воспитания современной интеллигенции



Культурно-ценностный аспект воспитания современной интеллигенции

Без чтения нет настоящего образования, нет и не может быть ни вкуса, ни слова, ни многосторонней шири понимания;

Гёте и Шекспир равняются целому университету.

Чтением человек переживает века

А. Герцен

В современных социально-экономических и политических условиях наблюдается повышенный интерес к проблемам формирования личности. Отсюда переосмысление целей и задач современного высшего образования, которое непосредственно занимается культурно-ценностным воспитанием молодежи. Руководство Российской Федерации ставит перед российскими ВУЗами задачу войти в международные институциональные рейтинги, для чего им нужно переориентироваться на новые программы обучения. Российские студенты будут востребованы на рынке труда, если в них воспитывать креативное мышление, гибкие навыки, учить генерировать идеи, продукты и новые смыслы [Кудрин назвал способ…, 2021].

С точки зрения известного русского ученого А. Пятигорского, именно «реальная широкая образованность освобождает человека от непосредственной зависимости … не только от фирмы, но от обстоятельств, сложившихся по воле судьбы. Потому что ничего, кроме реальной образованности, не даст человеку минимальной самостоятельности.

…Образование должно, кроме всех точечных конкретных знаний и функциональных знаний, заложить основной ресурс для самостоятельного человека, где важнее всего самостоятельность интеллекта» [Пятигорский].

Следовательно, чтобы осуществить задачу воспитания современной личности, широко образованной и с самостоятельным интеллектом, необходимо вернуться к опыту формирования и воспитания русской интеллигенции. Знаменитые «Заметки» Сергея Залыгина наглядно показывают роль русской интеллигенции в воспитании современного общества. В своем произведении «К вопросу о бессмертии. Из заметок минувшего года» он подчеркивает, что русская классическая литература, классическая русская музыка, русская живопись — это и есть русская интеллигенция и интеллигентность, из которой выходили творцы, создающие духовный мир народа. «Но вот еще в чем дело: человек, именующий себя интеллигентом, тем самым брал на себя совершенно определенные моральные обязательства. Мерилом интеллигентности были не только убеждения, и мораль, и творчество как таковые, но и поступки» [Залыгин, 1989].

С. Залыгин делает вывод о том, что «подавляющее большинство этих людей были интеллигентами в первом поколении — дети крестьян и мещан, дети рабочих и рабочие, поповичи и поповны, купеческие отпрыски, порвавшие со своим сословием. Интеллигенты потомственные были даже более свободны в своих поступках и часто имели увлечения — театральные, музыкальные, туристические или какие-то другие. Для интеллигентов же первого поколения интеллигентность была их самым  сильным  увлечением, если на то пошло — своеобразным патриотизмом…Кодекс интеллигентности никогда и нигде не был написан, но понятен был всем, кто хотел его понять, тот и знал, что такое хорошо, а что такое плохо, что можно, а чего нельзя. Кроме того, интеллигентность обозначала еще и товарищество, взаимопомощь и совет… И еще была такая черта, как доверие» [Залыгин, 1989].

Воспитание интеллигента исторически опиралось на образы культуры. Образы культуры предстают как ценности, формирующие внутренний мир молодого человека. Воспитание личности на примере искусства и литературы, особенно классических, заключается в формировании умения мыслить образами, ставить себя на место другого человека, сострадать, сопереживать. Образы классического искусства передают основные духовно-нравственные представления своего времени. Историческое время расширяет объем таких понятий, как доброта, милосердие, долг, совесть, честь и др. «Чем богаче представлениями, ощущениями и эмоциями то чувство, в которое вводит нас художник, тем большую глубину или возвышенность заключает в себе выраженный им образ прекрасного», — считает А. Бергсон [Бергсон, 1992: 58]. Образы культуры,  в  особенности русской и мировой литературы, являются лучшим образцом для воспитания в высшей школе современного интеллигента.

В данном отношении отметим, что склонность к разного рода систематизации всегда была свойственна академической среде еще во времена Аристотеля. И в той же степени человечество тяготело к письменным произведениям с самого начала их возникновения. В ассирийской библиотеке Ашурбанипала хранилось около 20000 клинописных книг. Уже в Александрийской библиотеке насчитывалось до 700000 папирусных свитков [Медведев, 2013]. Уже тогда человеку не хватило бы всей жизни, чтобы прочитать все письменные произведения человечества. Таким образом, еще до типографии Гуттенберга возникла необходимость каталогизировать имеющиеся письменные произведения, в том числе и по их ценности. Так формировались первые рекомендации, которые сегодня сложились в многочисленные рейтинги, «топы» и подборки лучших книжных произведений, публикуемые издательствами, известными личностями и университетами.

Для последних чтение имеет особо глубокое значение. Даже не беря во внимание учебники и техническую литературу, чтение всегда занимало высокое место в высшей школе, потому что, кроме образовательной функции, университет всегда выполнял и функцию культурообразующую, прививая учащимся определенные ценности и нормы, формируя их культурный уровень. Именно поэтому в университетах такую большую долю занимают общие дисциплины — философия, социология, антропология и т.д. Свою роль в культурообразовании играет и специфическая студенческая среда, поддержание связей с университетом и его членами, чувство причастности к «alma mater». Таким образом, профессиональные навыки, которые получаются выпускниками в университетах, уходят на второстепенный план, а первостепенными становятся: общая образованность, культурный уровень, неформальные связи, статус и причастность к конкретной университетской культуре [Ридингс, 2010].

Закономерно, что пласт внеаудиторного чтения, которым студенты занимаются в свободное от учебы время, получил особый статус в западных вузах, в которых идеологическая направленность и культурные установки выпускника сегодня так же важны, как профессиональная компетентность. В связи с этим, сегодня в ведущих американских и европейских университетах сложилась традиция составления списков литературы категории «must read» (англ. «должен прочитать»). Ведущие вузы постоянно публикуют подобные рекомендации, поэтому в сети Интернет легко найти десятки статей вроде «Нужен список книг на лето? Профессора Стенфорда назвали 5 книг, которые повысят ваш успех и ценность в жизни» [Hall, 2019]. Ознакомление с рекомендуемой литературой, как правило, обеспечивает достижение некого минимального культурного уровня и «общей» образованности, так ценимых у молодых выпускников со стороны крупных корпораций-нанимателей, а также мимоходом склоняет студента к поддерживаемой вузом идеологии, в зависимости от конкретных условий. Разумеется, в отечественном образовании нам известны похожие практики в общеобразовательных школах, известные как «внеклассное» чтение, а в вузах — как «внеаудиторное» чтение, но данный подход отличается от западного своей локализованностью в рамках конкретной учебной дисциплины, не выходя на общеуниверситетский уровень.

С другой стороны, в западных университетах «лучшие» книги из общеуниверситетских рейтингов постепенно перетекают в  учебные  программы,  регулярно  повторяясь в рекомендациях к освоению различных дисциплин, куда их включают сами преподаватели. Ранее анализ подобных «топов» был малоперспективен для исследований, тем более что каждый конкретный выбор мог быть результатом личных предпочтений руководства или данью традиции. Все изменилось с образованием глобального проекта Open Syllabus Project, который на сегодня является открытой информационной базой, содержащей около миллиона учебных программ из англоязычных колледжей и вузов, собранных за последние два десятилетия. Первые анализы «биг-даты» проекта выявили интересные закономерности, которые позволили анализировать культурные и идеологические установки конкретных университетов, и даже отслеживать склонности преподавательского состава в навязывании определенных догм (вроде мультикультурализма или марксизма). И, помимо прочего, в очередной раз были доказаны прописные истины о нестареющей классике мировой литературы. В верхушках книжных рейтингов университетов «Лиги плюща» бессменно занимают свое место такие шедевры мировой литературы, как работы Платона и Аристотеля, «Государь» Н. Макиавелли, социологические труды Т. Гоббса и Дж. Локка, и даже, в числе прочего,

«Капитал» К. Маркса вкупе с его коммунистическим манифестом [Thu-Huong, 2016]. Этот анализ показывает, что во взращивании интеллектуальной элиты западные университеты все еще полагаются более на признанные классические труды, нежели на «ноу-хау» современности.

Этот вывод только подтверждает заключение всемирно известного эксперта в области развития личности и формирования лидерства С. Кови, сделанное им еще в 1989 году в работе «Семь навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности». В процессе работы С. Кови изучал всю литературу, посвященную успеху, изданную в США с 1776 года. В результате всестороннего анализа, автор заключает, что вся исследуемая литература, изданная позднее второго десятилетия ХХ века, в целом носит более поверхностный характер, в отличие от более старой литературы, раскрывающей основополагающие принципы эффективной жизни и подлинного успеха [Кови, 2009]. Таким образом, анализ свидетельствует о том, что «Левиафан» и «Протестантская этика» по-прежнему актуальны в современной высшей школе и могут использоваться не только в качестве исторических памятников в социальных науках.

Однако, возвращаясь к практике «must read», следует отметить, что данный подход только начинает входить в обиход вузов на постсоветском пространстве. Составление подборок лучших книг пока нехарактерно для отечественных университетов, и даже немногие упоминания о подобных практиках ссылаются на западные вузы. Изучение практик «внеаудиторного чтения» или «домашнего чтения» как средства духовного и культурного воспитания студентов предпринимается отдельными преподавателями, но все еще не выходит на общевузовский уровень. Такая ситуация приводит к тому, что, во-первых, студентов попросту не стимулируют в достаточной мере к таким развивающим видам деятельности, как чтение (если студент не учится на филологических специальностях). Во-вторых, немногие студенты, которые все же проявляют инициативу в области самообразования через чтение, используют при этом подборки западных университетов, подпадая под влияние местных идеологий и культурных догм. Хорошо это или плохо — вопрос дискуссионный. Тем не менее, остается надеяться, что отечественная высшая школа все же переймет на вооружение апробированную десятилетиями практику «must read» и начнет, наконец, уделять большее внимание общеобразовательному и общекультурному развитию учащихся, воспитанию отечественной интеллигенции на примерах русской и мировой литературы.

И тут уместно привести мнение российского ученого В. Иванова: «возможности, открывшиеся в последние годы … сулят невиданную революцию в образовании. Интернет и новые поисковые системы и способы обучения приближают качественно новый скачок образования, и культуры человечества — если оно себя прежде не погубит…. Мы живем, несмотря ни на что, в великой стране в великое время, когда решается судьба человечества, и мы должны оправдать свое существование. Здесь и сейчас» [Иванов, 2017].

Список литературы

Бергсон А. О непосредственных данных сознания / А. Бергсон // Бергсон А. Собр.соч. Т.1. М : Московский клуб, 1992.

Залыгин С. К вопросу о бессмертии. Из заметок минувшего года / С. Залыгин // Новый мир. №1. 1989. URL: https://profilib.org/ chtenie/120605/zalygin-sergey-k-voprosu-o-bessmertii.php (дата обращения: 18.03.2021).

Иванов В. Разум как оправдание истории. Размышления о цивилизации /В. Иванов // Вестник Европы. № 49. 2017. URL: https:// magazines.gorky.media/vestnik/2017/49/razum-kak-opravdanieistorii.html (дата обращения: 28.02.2021)

Кови С.Р. Семь навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности / С.Р. Кови. М.: Альпина Бизнес Букс, 2009.

Кудрин назвал способ попасть в международные рейтинги российским вузам // Новости. URL: https://news.mail.ru/ society/45265663/?frommail=1 (дата обращения: 18.02.2021).

Медведев Н. Сколько книг может прочитать человек за свою жизнь? / Н. Медведев. Технологии чтения, 2013. URL: http://tehread.ru/ skolko-knig.html (дата обращения 25.02.2021)

Пятигорский А. Об образовании / А. Пятигорский // Индивидуальный наставник. URL: https://in-nastavnik.ru/tekstyi/aleksandrpyatigorskiy-ob-obrazovanii.html (дата обращения: 20.02.2021).

Ридингс Б. Университет в руинах / Б. Ридингс; пер. с англ. А. М. Корбута. М.: Изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2010. Hall J. Need a summer reading list? Stanford professors say these 5 books will boost your success and value in life / J. Hall. CNBC, 2019. URL: https://www.cnbc.com/2019/06/03/summer-reading- stanford-business-professors-says-these-books-will-boost-value-and-success-in-life.html (дата обращения: 15.02.2021).

Thu-Huong H. These are the books students at the top US colleges are required to read / H. Thu-Huong. Quartz, 2016. URL: https:// qz.com/602956/these-are-the-books-students-at-the-top-us-colleges-are-required-to-read/ (дата обращения: 17.02.2021).

А.А. Звонок, кандидат философских наук, доцент Луганского государственного педагогического университета (г. Луганск)

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.