Ким ЕГЭ по русскому языку и их лингвистическая база



Ким ЕГЭ по русскому языку и их лингвистическая база

Каковы лингвистические основания КИМ ЕГЭ и, главное, где они изложены? Сайт ФИПИ не дает ответа на этот вопрос. Да, есть Федеральный перечень учебников, но вряд ли можно его использовать как источник базовых знаний ЕГЭ по русскому языку. Составителям тестов должно быть известно соотношение понятий нормы и ее кодификации.

Нередко эти явления смешиваются, что приводит к их ошибочному отождествлению. Безусловно, современная литературная норма — норма кодифицированная, однако кодификация никогда не опережает естественного изменения живого языкового организма. Большинство людей считает, что сначала создаются правила, пишутся их своды и словари, а потом уже простой носитель языка исполняет их предписания. Однако это совсем не так

Язык – непрерывно развивающаяся система, остановить это движение невозможно. И оно происходит не только в рамках, но и за пределами литературной нормы за счет нелитературных пластов языка и других языков. В определенный момент отступления от нормы становятся ее частью, тогда они фиксируются кодифицирующими изданиями — грамматиками, словарями, сводами правил и справочниками. Так, в XIX веке бытовали формы докторы, профессоры (вспомним у Грибоедова: «Профессоры! У них учился наш родня!» — говорит княгиня Тугоуховская). Однако уже давно мы говорим доктора, профессора, и список слов с таким словоизменением постоянно пополняется. Как узнать, когда ошибка становится нормой, — вопрос сложный и неоднозначный.

Кодификация — прерогатива академических институтов, поэтому пользоваться надо только авторитетными изданиями позднейших лет выпуска. К сожалению, большинство пользователей совсем не обращает внимания на то, в каком году и кем издана та справочная литература, к которой они обращаются. На полках учащихся стоят книги, принадлежащие их родителям, а то и бабушкам-дедушкам, и эти издания без сомнения используются для проверки грамотности. Однако то, что может быть простительно школьникам, недопустимо для составителей главной контрольной работы выпускников всей страны. Так, задание 4 должно опираться на данные самого нового и авторитетного «Большого орфоэпического словаря русского языка» под ред. Л.Л. Касаткина.

Все случаи, допускающие вариативность, следует удалять из тестов, как, например, наречие завИдно с вариантом зАвидно. Говоря о задании 7, проверяющем знание морфологических норм, хотим узнать, какой грамматикой руководствуются составители тестов. Эта проблема касается не только методистов ФИПИ: как известно, Академической грамматике-80 в следующем году исполнится 40 лет. За это время изменились некоторые общеизвестные нормы. Например, глагол брезжить из разноспрягаемых перешел в стандартное 2 спряжение, о чем свидетельствуют данные грамматического словаря Зализняка1 . Равноправными стали формы инспекторы и инспектора, слесари и слесаря, секторы и сектора. Очевидно, что включать их в тесты нельзя. Формы инструктора, инженера, шофера пока помечены как разговорные, однако, думается, это дело времени. Методисты ФИПИ должны внимательно следить за изменениями грамматических норм и отражать их в своих тестах.

Казалось бы, не должны вызывать вопросов задания 9–12, проверяющие орфографическую грамотность. Однако и здесь непонятно, какой свод правил надо использовать при подготовке. На популярном сайте «Грамота.ру» опубликованы только «Правила русской орфографии и пунктуации» 1956 г. Вместе с тем известно, что в 2006 г. вышел Полный академический справочник с тем же названием, определенный создателями как обновленное издание Правил 1956 г. Статус свода 2006 г. непонятен, однако он вносит коррективы в правила правописания, например в списки исключений.

Как составители КИМов относятся к данной ситуации, нам неизвестно. Задание 9 проверяет правописание гласных в корнях: проверяемых, непроверяемых, чередующихся. Заметим, что в справочнике 2006 г. перечень корней с чередованием значительно расширен по сравнению с 1956 г. Будут ли все перечисленные корни учтены как чередующиеся в тестах? Или надо ориентироваться на значительно меньший список Правил 1956 г.? Заметим между прочим, что справочники Розенталя официальными кодифицирующими изданиями не являются. В обновленном формате задания 2 предлагается самостоятельно вставить в текст связующее средство с определенными характеристиками.

Однако мы опять сталкиваемся с ситуацией неопределенности критериев, ведь общепризнанной и общедоступной типологии «средств связи предложений в тексте» нет, а в школьных учебниках данная тема не раскрыта с достаточной полнотой и основательностью. Придется обратиться к пособию самого популярного автора — И.П. Цыбулько «ЕГЭ. Русский язык. Отличный результат. Учебная книга» 2019 г. Здесь представлена очень странная классификация: все средства связи названы лексическими и помещены в таблицу, которая «построена по принципу частеречной принадлежности слов-связок»1 . Перечислим их в порядке презентации в таблице: «Союзы/союзные слова сочинительные»; «Союзы/союзные слова подчинительные»; «Предлоги»; «Местоимения»; «Частицы»; «Наречия (в том числе в роли вводных слов)»2 . Содержание таблицы не менее неожиданно. Например, к последнему разделу «Наречия (в том числе в роли вводных слов)» сделано примечание: «вводные слова напечатаны полужирным прямым шрифтом, а наречия — полужирным курсивом (наречия не обособляются)»3 . Исходя из этого слова в первой строке: «безусловно, без сомнения, несомненно, бесспорно, конечно, разумеется» — вводные слова. Однако они могут быть также наречиями, существительным, глаголом и не обособляться. В доказательство приведем соответствующие контексты: Его приказание безусловно.

Он без сомнения бросился на помощь. Его преимущество несомненно. Все в этом мире конечно. Это само собой разумеется. Хотелось бы узнать у автора источник приведенной классификации. К сожалению, в пособии не указан перечень использованной литературы. Думается, он многое мог бы прояснить. Наконец, до сих пор не устранены проблемы в задании 26. Вновь хочется подчеркнуть неясное происхождение сведений о «языковых особенностях текста», которыми пользуются составители. Таким оборотом наиболее общо названо то, что выпускники должны квалифицировать в данном задании. Поскольку авторитетный источник информации вновь не назван, позволю себе проанализировать упомянутое пособие И.П. Цыбулько, где перечислены «изобразительно-выразительные средства языка»1 . Среди них выделены «тропы» с неожиданным определением — «слова с переносным значением». Кроме них, названы «синтаксические средства выразительности» и «стилистические приемы».

Такая классификация уже вызывает вопросы, а при рассмотрении конкретных перечней «средств выразительности» они только множатся. Так, ирония упомянута в 1 и 3 группах средств. В числе «стилистических приемов» назван «синтаксический параллелизм», уже в самом названии которого есть слова «синтаксический» — чем не «синтаксический прием». Тот же вопрос о парцелляции. Кроме того, два пособия одного автора не соответствуют друг другу. Действительно, в пособии под ред. И.П. Цыбулько «ЕГЭ. Русский язык: типовые экзаменационные варианты: 36 вариантов» требуется найти некие загадочные «лексические средства»2 , о которых ничего не сказано в учебной книге того же автора. Оборот «как из паровоза»3 назван в задании тропом, а в ответе сравнением, что противоречит упомянутой классификации, где сравнение отнесено к «синтаксическим средствам выразительности»4 .

Но главная проблема связана с неверным пониманием эпитета как тропа. В учебной книге Цыбулько дается неточная дефиниция эпитета как «образного определения»5 . Видимо, поэтому в тестах эпитетами признаются слова, таковыми на самом деле не являющиеся. Приведу примеры из пособия «ЕГЭ. Русский язык: типовые экзаменационные варианты: 36 вариантов» 2019 г.: облагораживающая красота (с. 331), глубокая благодарность (с. 295), высокая, величественная дама (с. 207), священный долг, твердое намерение (с. 127), слабый свет, прозрачный месяц (с. 100), благородная гордость (с. 73), выразительные, привлекательные физиономии (с. 37), заливчатый, звонкий хохот; черноокая Матреша (с. 28), последняя ночь (с. 19).

В довершение картины обратимся к демонстрационному варианту 2020 года с сайта ФИПИ, где ошибочно названо эпитетом прилагательное в словосочетании волнистые туманы. По данным БАС, у слова волнистый все значения прямые, и одно из них — ‘напоминающий по виду волны, волнообразный’ с примерами «волнистая равнина» и «волнистый простор»1 — вполне подходит к нашему словосочетанию. Итак, лингвистические основания КИМ ЕГЭ по русскому языку неизвестны ни простым людям, ни специалистам. Наш анализ приводит к мысли о том, что они неизвестны и самим методистам ФИПИ и СтатГрада. Остается надеяться на то, что составители тестов прояснят для себя источники базовых знаний, проверяемых экзаменом, а затем их обнародуют. Тогда учащиеся получат твердые ориентиры подготовки, а составители избавят такие важные, можно сказать, судьбоносные для выпускников материалы от досадных ошибок и неточностей.

Каверина Валерия Витальевна

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.