Высшее образование стало всеобщим, но потеряло в качестве



Высшее образование стало всеобщим, но потеряло в качестве

В Москве обсудили новые вызовы для университетов, сообщает Елена Герасимова в Независимой газете.

На генеральной ассамблее Международной академии образования, которая прошла в Высшей школе экономики (ВШЭ) недавно, обсудили мировые тренды высшего образования. Ее участники рассказали о вызовах, с которыми сталкиваются сегодня в разных странах мира.

Основными участниками мероприятия стали преподаватели и исследователи из разных стран мира. Помимо обсуждения совместных проектов и публикаций они поделились своим видением решения общих проблем университетского образования. Резкое расширение высшего образования представляется серьезным вызовом для развитых стран мира, заявил почетный профессор Университета Никосии Андреас Деметриу. В среднем две трети школьников в этих странах сегодня поступает в университеты, что сказывается на качестве высшего образования, считает он.


Если верить официальной статистике, то данные таковы: всего 50 лет назад в университеты шло 15–20% выпускников школ, в конце 1980-х годов – 25–30%, сегодня в них поступает более 50%, 70% и более. Для примера: в Финляндии поступает 94%, в Южной Корее – 96 %, в США – 82%, в Великобритании – около 60%. Согласно исследованиям Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 7% старшеклассников решает после школы поступать в вуз.

Как заметил Деметриу, времена изменились и студент приходит уже не тот, что приходил в университеты десятилетия назад. Многие студенты не готовы осваивать традиционную университетскую программу. Кроме того, добавились еще и некие проблемы психологического плана. Например, на первый курс приходят люди, которые имели сложности в общении со сверстниками еще со школьной скамьи. Это связано с изменением структуры семей. «В Европе есть страны, где более половины детей растут в семьях, в которых один из родителей им не родной, – напомнил исследователь на конференции. – Это вызывает серьезные проблемы в плане социализации и влияет на их способность к обучению». Школы должны предлагать программы социальной и психологической поддержки уязвимым ученикам, в том числе когда они сталкиваются с буллингом, считает Деметриу.

Все в большей степени, отмечают исследователи, высшее образование перестает отождествляться с формальным университетским обучением. Насущные образовательные потребности теперь компенсируются неформальным образованием.

Для Японии долгое время было характерно эгалитарное высшее образование, рассказала о своей стране Юко Таруми из Университета Мусаши (Musashi University). Образование было меритократическим инструментом: даже если студент не происходил из богатой семьи, хорошее образование давало ему перспективы карьерного роста. Сегодня все уже не так. Растет разница между богатыми и бедными – и образование только усиливает это расслоение. Так, у детей из обеспеченных семей больше шансов получить хорошие оценки на итоговых тестах – они лучше подготовлены, потому что родители инвестируют в них. Это само по себе не так уж плохо, констатирует Юко Таруми, но только образование в этом случае перестает решать проблемы социального лифта.

Что касается России, то здесь можно ориентироваться на доклад, который некоторое время назад представила The Boston Consulting Group (BCG) – международная компания, специализирующаяся на управленческом консалтинге. Доклад назывался «Россия 2025 – от кадров к талантам». Согласно этому докладу, высшее образование в большинстве вузов потеряло качество, но стало «всеобщим». При этом система образования «не слышит» бизнес, в результате чего 91% работодателей отмечает нехватку практических знаний у выпускников, а четверть обладателей дипломов идут работать на должности, не требующие их уровня образования. Есть в РФ и сложности с практикой обучения на протяжении всей жизни: учеба для большинства людей прекращается по достижении ими 25 лет, а повышение квалификации часто носит формальный характер. В образовательных программах в нашей стране участвуют всего 15% работоспособного населения и 1% пенсионеров (для сравнения: в развитых странах это 40 и 5% соответственно). Затраты работодателей на обучение собственных сотрудников, по данным того же исследования, в десять раз ниже, чем в Европе.

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.