Несколько слов об оскорбительных словах



Несколько слов об оскорбительных словах

Аннотация. В работе описано несколько лексических групп, единицы которых способны выражать негативную информацию о собеседнике и потому могут рассматриваться в качестве оскорбительных. Слова типа вор, маньяк маркируют антисоциальные поведение и / или образ мыслей человека, а метафоры типа колорады одновременно понижают его статус относительно говорящего. Соответствующие смыслы передаются и с помощью средств графики, кинесики.

Ключевые слова: унижение, негативная информация, метафора.

Традиционный способ вербального унижения собеседника – его дискредитация в глазах общественности. Достигается требуемый иллокутивный эффект, как правило, посредством утверждений о том, что данное лицо не соответствует принятым в рамках конкретного социума стандартам, то есть его поведение, внешний вид или взгляды отклонились по некой условной шкале в негативно оцениваемую плоскость.

Констатация маргинального положения собеседника усиливается за счет его статусного понижения относительно говорящего. Отклонение от нормы, связанное с нарушением кооперативных принципов существования в группе (антисоциальной, общественно опасной или порицаемой деятельностью лица), отражено в констатирующих номинациях типа вор, женоненавистник, каннибал, их перифразах (вылитый персонаж Ломброзо).

Субъектом порицания здесь выступает все общество в целом – любой человек как носитель групповых ценностей. Однозначная связь этих слов с действующим законодательством не является строго обязательной. Обозначения лица по присущим ему психическим девиациям (маньяк, садист), мировоззренческим установкам (расист) нередко классифицируются как гипонимы к слову преступник в силу возможных насильственных проявлений этих состояний. Четкое разграничение единиц указанной группы на экспрессивно заряженные и безоценочные не всегда возможно и по этой причине вряд ли целесообразно вне условий контекста. В современных словарях, например, слово сепаратист толкуется как нейтральное обозначение сторонника определенных идей, но в обстановке геополитической напряженности частотно выступает в роли имени врага и имеет устойчивые негативные ассоциации. Отклонение от нормы, связанное с индивидуальными представлениями говорящего о должном, проявляется в негативно оценочной характеризации собеседника.

Лексемы этой группы акцентируют различные свойства и качества данного лица, в частности его сексуальные предпочтения (чернильница – о женщине, вступившей в интимную связь с представителем иной, в первую очередь т.н. небелой расы). В случае этнофолизмов (экспрессивно-оценочных синонимов к нейтральным обозначениям наций, этносов), окказиональных религионимов (мусормане) отклонением, по-видимому, является сам факт принадлежности собеседника к ненавистной, презираемой говорящим группе, члены которой обладают отличными от его собственных культурными традициями и мировосприятием. Так, по мнению Л.П. Крысина, низкий уровень владения русским языком выходца из Средней Азии, проживающего в России, лежит в основе представления о слаборазвитом интеллекте азиатов, что отражено в переносном значении слова чурка [Крысин 2003: 452]. Негативная информация о собеседнике частотно сопровождается его эмоциональной оценкой, маркирующей более низкий социальный статус данного лица.

Повышающая экспрессивная установка в целом характерна для свободной речи [Зализняк 2012: 651] и тем более ожидаема в конфликтной ситуации. Ее выражение обеспечивают, во-первых, суффиксы-экспрессивизаторы (эшнички – о сотрудниках Центра «Э», специализирующегося на борьбе с экстремизмом). Во-вторых, вербальное понижение статуса собеседника достигается посредством адресного употребления метафорических обозначений, при буквальном истолковании которых именуемое лицо фактически утрачивает право считаться человеком. Зоосемантические метафоры фиксируют различные свойства лица через сопоставление его с представителем фауны – прототипическим в рамках культурного сообщества носителем нежелательного признака. Для идеологического дискурса характерны уподобления лица паразитам и вредителям: колорады (сторонники отделения от Украины восточных территорий, название мотивировано цветами их атрибута – георгиевской ленты), НТВошки. Представляется, что сила статусного понижения увеличивается пропорционально уменьшению активности, видимых проявлений сущности-источника: от фауны к флоре (лишай, грибок) и далее к не воспринимаемым глазом микроорганизмам (вирус, бактерия).

Наибольшей оскорбительной потенцией в теории обладают случаи метафорического сравнения собеседника с объектами вещного мира, особенно с выделениями организма и бытовым отходами. Названному таким образом лицу отказывается не только в человеческом статусе, но и в целом в возможности волевой деятельности (укропы, ватники). Лингвокреативное сознание говорящих может не ограничиться одним образным переносом, нередко выстраивая области взаимообусловленных оценочных номинаций. Так, уничижительное название сотрудника правоохранительных органов мусор обусловливает формирование нового значения у однокоренного слова мусоровоз (полицейский автомобиль). Ср. окказионализм членовоз для служебного транспорта представителей власти.

Слова из перечисленных выше групп могут в свою очередь привлекаться для образования новых обозначений, см. контаминации лугандон, майдаун. Для демонстрации презрения к собеседнику используется и иноязычная лексика разной степени освоенности: галлицизм мизерабль, нацистское понятие унтерменш, комбинированное свидомит (укр. свидомый + рус. содомит). Оценочные номинации могут распространяться в записанном виде, что позволяет использовать средства графики (см. оформление фамилии маЛОХовский), или устно, причем во втором случае колоссальную роль играет невербальная составляющая общения, а именно паралингвистические средства, жестовые имитации. Помимо невербальных уничижительных действий можно выделить «невербализованные», которые широко применяются в отечественном кинематографе из-за действующего запрета на обсценную лексику: слово не прозвучало, но по характерным артикуляционным позам легко опознается собеседником.

Литература Зализняк А.А. Механизмы экспрессивности в языке // Смыслы, тексты и другие захватывающие сюжеты: Сб. в честь 80-летия И.А. Мельчука / Под ред. Ю.Д. Апресяна и др. М.: Языки славянской культуры, 2012. С. 650–664. Крысин Л.П. Этностереотипы в современном языковом сознании: К постановке проблемы // Философские и лингвокультурологические проблемы толерантности. Екатеринбург: УрГУ, 2003. С. 450−455.

Е.В. Щенникова

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.