Почему власть боится воевать с коммунальщиками



Почему власть боится воевать с коммунальщиками

Согласно январскому опросу ВЦИОМа, нет в России большей проблемы, чем ЖКХ.

Так считают 64% россиян. И Кремль этой проблемы откровенно побаивается: даёт нереальные обещания, выполнение которых даже не пытается контролировать. Власть прекрасно понимает, что жилищно-коммунальные вопросы не решаются путём централизованных дотаций. Гораздо дешевле и эффективнее дать регионам полномочия и нормальные правила игры. Но такой ход содержит политические риски. Поэтому нынешней зимой стоит ждать нового ценового беспредела.

Счёт в конце тоннеля

В 30 км от Петербурга на берегу Ладожского озера стоит 10‑тысячный посёлок имени Морозова (Морозовка, как говорят местные), в котором с лета нет холодной воды. Есть очистные, есть работающие сети, есть крупнейшее в Европе озеро - а воды в трубах нет. Ещё в августе 2013 г. сюда приезжали всевозможные комиссии, губернатор, кого-то клеймили, рисовали новые схемы. В результате воду дали, но с таким напором, что выше первого этажа она не поднимается.

От берега Ладоги до жилых домов вода проходит всего ничего - меньше километра. Но на этом пути она протекает через зону ответственности ЗАО «МЭК» и ОАО «Водотеплоснаб» - первое владеет водопроводно-канализационной системой, второе - ею управляет. Конкурсный управляющий у них один, некий Владимир Драбкин, собственник тоже один - Всеволожский район Ленобласти, а договориться они никак не могут.ЗАО «МЭК» признан банкротом и не может ремонтировать водоочистные сооружения, которые якобы находятся в аварийном состоянии, - формально из-за этого и воду с нормальным давлением не дать. Приезжает комиссия - и не видит в системе ничего аварийного.

Какие только решения не предлагались. Например, выкупить у ЗАО «МЭК» его инфраструктуру. Те выставили цену - 220 млн. рублей, хотя специалисты говорят, чтопостроить всё новое и современное вдвое дешевле. Областные власти не особо переживают по поводу патовой ситуации: услуги ЖКХ на 100% оплачиваются населением Морозовки, которое с двухкомнатной квартиры платит около 5 тыс. рублей в месяц, не имея холодной воды. Причём половина денег, которые платят граждане, уходит в загадочные ООО. Леноблпрокуратура видит в них признаки фирм-однодневок и предлагает возбудить уголовное дело по ст. 199 УК РФ. Но правоохранительные органы Всеволожска горой за главу своей администрации Александра Соболенко, в руках которого находятся все нити управления морозовским ЖКХ.

В Морозовке есть градообразующее предприятие - ФГУП «Завод имени Морозова». В 2010-2012 гг. директор госпредприятия Владимир Джуманиязов перевёл в ЗАО «МЭК» 140 млн. рублей на оплату тепловой энергии. Специалисты полагают, что небольшой заводик, даже не имеющий своего сайта, столько освоить не мог. Как сказано в заявлении главы местного муниципалитета, приборов учёта нет, а количество гигакалорий на оплату определяется путём замысловатого расчёта. Тем не менее в возбуждении уголовного дела всеволожской полицией отказано, да и местная прокуратура нарушений в упор не замечает.

- Ситуация в Морозовке иллюстрирует главный лейтмотив работы ЖКХ в провинции: все схемы тесно завязаны на местные власти, - говорит юрист Алёна Гаврилова. - Потому что в отсутствие развитой экономики именно в коммуналке крутятся самые большие деньги. Более того, существуют десятки несложных схем вывода их в подставные фирмы и обналички. Эти средства чаще всего не являются бюджетными, а потому и контроль за их расходованием отсутствует. Получается, чиновнику выгоднее присосаться к системе ЖКХ, чем воровать деньги из казны, рискуя попасться.

В России проблемы с ЖКХ самые разные: когда жители Благовещенска от холода спят дома в валенках, в Петербурге энергетиков штрафуют за «перетоп». Значит, и схемы наживы разные: либо недодавать тепло, либо топить до полной одури, а потом включить эти калории в счёт. Концов в подобной ситуации не найти: управляющая компания в доме и поставщики тепла грамотно валят вину друг на друга. В Питере с этой осени их обязали заключать между собой дополнительное соглашение, чтобы за «перетопы» штрафовать - всё-таки в период отопительного сезона в городе возросла смертность. Но штрафы, видимо, будут копеечными: разницу между показаниями счётчиков и температурным графиком хотят делить на два.

Обычно проблемы ЖКХ попадают в федеральные новости, когда случилось что-то из ряда вон: например, в Хабаровске в своей квартире насмерть замёрз пенсионер. Или в Первоуральске бабушка с пенсией в 9 тыс. руб. получила квитанцию по квартплате на 6 тыс. и скончалась от инфаркта, не выпуская платёжку из рук. Но обычно протесты жителей против роста тарифов просто разгоняет полиция, и за пределы области молва о них не выходит.

Например, в Омске рост пошёл за счёт неких общедомовых нужд. Кое-где получалось, что на помывку лестницы уходит больше воды, чем тратят все квартиры подъезда в течение месяца. Активисты насчитали 29 пикетов против произвола коммунальщиков только за один день, но власть и не думала наводить порядок - в Москву же информация не пошла. А когда в Первоуральске умерла бабушка с квитанцией в руках, яркий образ подхватило телевидение, и в город прибыла сводная бригада правоохранителей, возбудившая 34 административных и 7 уголовных дел по системе ЖКХ. Мэр Переверзев называл это «сливом компромата», пока местный парламент и губернатор не потребовали его отставки.

На чиновничьем лексиконе это называется «не повезло». Реальных наказаний за преступления в сфере ЖКХ - единицы. Правоохранительные органы не интересуются, почему в южном Краснодаре за тепло берут 24 рубля, а в Самаре, которая куда севернее, - 17. Проблема в том, что не только граждане, но и полиция не всегда понимают, как именно воруют в ЖКХ. И тем более не хотят в этом разбираться. Но если всё-таки изучить вопрос, то ответы появятся и на наше вечное «что делать?».

«А» и «Б» сидели на трубе

Если расспросить опытного коммунальщика, как воруют деньги в отопительный сезон, он заговорит на непонятной тарабарщине: «В трубу 100 гигов вошло, а вышло 60. Значит, 40 в наваре. Умножь на 30 домов - получишь пол-лимона в месяц». Но, если разобраться, получается и вправду несложно.

Одна калория - это количество тепла, необходимое для нагревания 1 грамма воды на 1 кельвин при стандартном атмосферном давлении. Тепло по трубам поставляется в ваш дом, в подвале которого счётчик входа фиксирует - вошло, условно говоря, 100 гигакалорий. Но это не значит, что такое же количество пошло по стояку к вашим батареям, потому что существует заглушка, как в печке. У стандартной заглушки 4 положения, оптимальным считается второе - не холодно, не жарко. Заглушку можно прикрыть так, что вам достанется 60 гигакалорий, а на счётчике уже зафиксировано 100. Можно настроить на 80 или 40 гигакалорий - не принципиально. Важно, что заплатите вы за 100, а компания-поставщик выставит УК счёт на 60, потому что она считает свои фактические расходы, то есть сколько тепла «съел» данный дом. И 40 сэкономленных гигакалорий с 30 домов дают 500 тыс. рублей в месяц.

Казалось бы, какая тут мафия, если управдом звонит своему технику и говорит: «Петруша, заглуху на 40 сделай, пожалуйста». Но ведь в бухгалтериях управляющей компании и поставщика ресурсов будут разные цифры, и расследовать такие дела - одно удовольствие. А на страже интересов народа стоят МВД, Следственный комитет, прокуратура, а также ВЦКП, Жилищный комитет, Комитет по тарифам, Жилищная инспекция, ГУЖА, Технадзор и т.д. Но практика показывает: уголовных дел по ЖКХ немного, зато в случае всероссийского резонанса сразу находят десяток составов преступления. Почему?

Помимо чисто коррупционных резонов есть ещё один - важнейший. В Петербурге, например, глава УК рассказывает, что в 2007 г. брал в управление квартал с долгом в 12 млн. рублей. Тогда Смольный решил, что Жилищный комитет не справляется с нормальным обслуживанием домов, и функция перешла к частникам, из которых выстроилась длинная очередь.

А теперь поставьте себя на место этого частника. Вам достаётся дикая советская система с убитыми коммуникациями, ржавыми трубами, пустыми окнами. Никакой собственности вы не приобретаете, только долг в 12 миллионов. Те 1-5%, которые вы будете получать с квитанцией жильцов, позволят вам выйти в ноль через 10-15 лет. Все эти годы вы будете возиться с авариями, слушать проклятия сумасшедших жильцов, переживёте не одну сотню проверок. И зачем вам всё это, если вы не собираетесь воровать?

- Если власть начнёт меня слишком сильно прижимать, я плюну и уйду с рынка, - говорит глава одной из УК Петербурга. - Чиновник боится этого больше всего, потому что тогда он сам будет разгребать навоз в 70 домах, которые я обслуживаю. У меня ведь из собственности - стол и стул, уйти несложно. Специалисты понимают, что любая УК разорится, не воруя. Конечно, доходами от заглушки приходится делиться. Но способов заработать - масса.

В большинстве домов узлы учёта работают по принципу «вход-выход» по всему стояку. И даже если у вас в квартире современные батареи с регулятором, то заплатите вы всё равно по среднему. Та же картина с водой. Допустим, решил кто-то из жильцов поменять батареи, а для этого надо слить дом. В 12‑этажном здании это не менее 8 т воды, которые сольют прямо в грунт подвала и равномерно распределят цену вопроса по квитанциям жильцов.

Или взять ремонт крыши. Допустим, её реальная площадь 300 кв. м, а замерщик немного ошибётся - и окажется 400. Кровельное железо толщиной 1 мм и 3 мм отличается по цене примерно в 2,5 раза. Ещё можно сэкономить на фальцовке, замазке, пустить одинарный шов вместо двойного. Кроме того, есть водоотливы, дымовые и вентиляционные трубы, ограждения, свесы, желоба. Можно сэкономить до 70% проходящих по смете средств.

Покрасить подъезд в 16-этажном доме стоит около 1 млн. руб., в то время как несложно найти бригаду узбеков, которые сделают это за 200 тысяч. И самое главное в работе коммунальщиков - объёмы. В Петербурге есть управляющие компании, которые обслуживают до 600 многоквартирных домов. В среднем в каждом из них 4 подъезда. Везде есть мусоропровод, который по санитарным нормам необходимо обрабатывать специальным составом раз в год. Одна такая процедура стоит 70-80 тыс. руб. и нередко происходит только на бумаге. А теперь помножьте эту сумму на количество подъездов и домов.

Вывоз мусора, уборка подъездов и даже организация собраний жильцов имеют своё двойное дно. Но главную маржу всё-таки дают тепло и фокусы с заглушкой.

Тогда откуда берётся история с «перетопом», когда в квартире зимой приходится открывать окна? Это значит, что ваш дом отапливается ТЭЦ. Принцип его работы известен школьнику: жгут уголь или мазут, нагревается под давлением вода, а выходящая струя пара крутит турбину генератора. Побочным продуктом этого процесса является огромное количество нагретой воды. Так почему бы не запустить её в трубы парового отопления, получив за это живые деньги?

- Полицейский, который полезет в бухгалтерию коммунальщиков, вполне вероятно, столкнётся с противодействием местных властей, - говорит адвокат Николай Артамонов. - Кроме того, у него возникнут и чисто процессуальные сложности. Ну сравнил он бухгалтерии фирм, обнаружил, что вошло 100 гигакалорий, а вышло 60. Ну и что? Ему скажут, что трубы гнилые, тепло уходит, никакого криминала нет. Тем более что нередко так и бывает.

Чей верх в регионах?

Депутат Курской областной думы Ольга Ли взорвала Интернет призывом не платить за услуги ЖКХ, если граждане недовольны их качеством. Ли ссылается на Владимира Путина, который в 2009 г. сказал на президиуме правительства: «Жильцы должны платить лишь за те услуги, которые они реально получают, а не за то, что им рисуют в квитанциях». По мысли депутата, если перестать платить, коммунальщики начнут работать лучше. Хотя более вероятно, что они вовсе перестанут поставлять свет, газ и воду. Ведь неплательщики - это их самая распространённая отмазка: мол, долги по услугам ЖКХ в масштабах России составляют более 300 млрд. руб., и увеличиваются на 20% ежегодно. Из-за них и тарифы растут быстрее инфляции.

Прошлая зима вышла едва ли не самой скандальной за десятилетие. В некоторых регионах тарифы ЖКХ в декабре 2012 г. скакнули на 70-80%. «Совсем обалдели, что ли!» - сказал на это президент Путин и приказал проследить, чтобы росло на 6% - не больше. По итогам года можно констатировать: требование повсеместно не соблюдалось, а среднегодовой рост составил 12-15%.

- В этом году будет то же самое, потому что дорожает бензин, что неминуемо тянет за собой цены на всё остальное, - говорит экономист Андрей Близнец. - Чиновники не перестали брать взятки с тех же коммунальщиков. Новые дотации для ЖКХ вряд ли появятся, потому что члены правительства прекрасно понимают: в этом секторе любые суммы могут раствориться без каких-либо качественных сдвигов. Так с чего рост тарифов удержится на уровне 6%? Ведь если крепко задраить кипящую кастрюлю, пар никуда не исчезнет. Единственный выход - менять правила игры.Например, ремонтникам выгодно постоянно латать старые трубы, хотя давно существует металлопластик, который прослужит 100 лет. Значит, нужно заключать с ними контракты на долгосрочное обслуживание - и станет выгодно делать надёжно. Ещё государство может организовать в госсекторе производство недорогих металлопластиковых труб, заточить на коррупцию в сфере ЖКХ правоохранительную систему.

Глава посёлка Колтуши в Ленобласти Эдуард Чирко говорит, что в любом небольшом городке ЖКХ съедает 70% бюджета. Это траты на всевозможные ремонты, последствия коллапсов и блэкаутов. Но если решить эту проблему, поставив современные трубы и котельные, то появляются деньги на развитие. Сам Чирко тратил на это почти весь бюджет в течение пяти лет. Проблема в том, что вкладываться в новые коммуникации не всякий глава хочет: многим надо лишь хапнуть и свалить выше по карьерной лестнице.

По словам председателя одного из ТСЖ Пскова Ирины Тороп, в их многоэтажке жильцы скинулись на стеклопакеты по всей лестничной клетке: двери, окна. И это окупилось за четыре года, потому что зимой перестали отапливать улицу. Помимо экономии цена квартиры в таком доме выросла на 10-15%, не говоря уже о собственном удовольствии от уюта.

Получается, что проблемы ЖКХ не решаются окриком сверху и никакие бюджетные триллионы не решат её повсеместно. Зато для управленцев на местах появился чёткий индикатор, по которому граждане могут оценивать их эффективность. Если не вкладывается в инфраструктуру, значит, любые обещания процветания - пустой звук.С гнилыми трубами ни один район развиваться не может. И если глава действительно пришёл надолго и ждёт поддержки населения - не надо слов, сделай подъезды. Ведь тот, кто вкладывает в это свои бюджетные крохи, и мошенничать с заглушкой не даст.

Просто мечты

В октябре 2013 г. в России воссоздано Министерство по строительству и ЖКХ во главе с экс-губернатором Ивановской области Михаилом Менем. Но на первых порах ему предстоит работать по лекалам Минрегионразвития, которое до последнего времени отвечало за ЖКХ и тяготело к большим формам. Министерством разработана «Комплексная программа модернизации и реформирования жилищно-коммунального хозяйства на 2010-2020 годы». Правительственные экономисты полагают, что для модернизации основных фондов потребуется 6 трлн. рублей, из которых около половины - частные инвестиции. Пока частник и 1% этой суммы вкладывать не готов. И при существующих правилах игры в его поведении вряд ли что-то изменится. Неплохая идея с субсидированием процентных ставок по кредитам на ЖКХ вряд ли даст результат: кредиты краткосрочны, а ставки - высоки. Свой административный ресурс власти никак не используют, чтобы склонить банки к компромиссу. А для банков это верный сигнал: комплексная программа воспринимается как очередная бюджетная кормушка.

Анатомия спрута

Самая распространённая система организации ЖКХ в России следующая. Дома переданы в управление ТСЖ или управляющим компаниям. По линии администрации области их контролирует Жилищный комитет, который отвечает за фонды и ведёт приём жалоб граждан. Комитет по энергетике организует отопительный сезон, ликвидирует аварии и т.д. Государственная жилищная инспекция следит за эффективностью и правовой чистотой всей системы. На районном уровне есть ещё три структуры. Жилищный отдел администрации занимается расселением аварийного фонда и коммуналок, льготниками и целевыми программами.

Эксплуатацией зданий и благоустройством территории района ведают жилищные агентства. А над обслуживанием и санитарным состоянием зданий бьётся ГУЖА.

У этих структур дублируется часть функций, а их стандартная тактика против жалобщиков - переводить стрелки друг на друга. Со стороны кажется, что они и украсть-то ничего не могут. К деньгам граждан косвенно относятся только управляющие компании или ТСЖ. Чаще всего у них нет собственности в доме, они лишь обеспечивают нам тепло, электричество, вывоз мусора и т.д. Потом формируют квитанции к оплате, которая проходит через ГУП ВЦКП «Жилищное хозяйство». С этих денег управленец имеет за услуги от 1 до 5%. Правда, так только в теории.

Источник: argumenti.ru
стройматериалы на можайке
beriistroy.ru

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.