Кому грозит судьба Детройта?



Кому грозит судьба Детройта?

К упадку городов даже на процветающем Западе приводит глобализация рынков и рост мобильности населения. Красноречивый пример Детройта, население которого снизилось за 30 лет примерно в три раза, у всех на слуху. Власти Детройта боролись с упадком очень по-российски — просили федеральных денег (там даже построили крупнейший аэропорт), повышали налоги, сохранял социальные блага безработным. Однако итог был печальным: новые отрасли не возникли, автопром заглох, частные инвесторы не пришли. 

Есть ли и в России города, которым грозит судьба Детройта? На этот вопрос отвечает исследование, проведенное управляющим директором компании Arbat Capital Алексеем Голубовичем. О данных этого исследования рассказал Forbes. Автор исследования указывает, что если уехавший бизнес не заменить новым, то спад, возникнув однажды, будет жить своей жизнью. Ослабление местной налоговой базы усиливает его, так как вынуждает местное правительство повышать налоги и сокращать государственные услуги. Финансовое состояние ухудшается, а муниципальное кредитование дорожает, ограничивая инвестирование.

Большие изменения в миллионниках происходят при сокращении бизнеса в отраслях, составлявших основу экономики города. В России под ударом могут оказаться Тула, Тольятти, Нижний Новгород, где за последние 10 лет наблюдаются сокращение или нулевой рост численности населения из-за упадка отечественного машиностроения. Нередко ситуация усугубляется неспособностью городских властей сделать город привлекательным для бизнеса. В то же время до полного повторения ситуации Детройта (объявление дефолта) в России вряд ли дойдет. В США с 1937 года на банкротство подавали более 600 муниципальных образований, а в 1975 году к банкротству был близок Нью-Йорк. Однако в США весьма децентрализованная бюджетная система (большие полномочия у штатов и муниципалитетов), а у нас — жесткая вертикаль, отмечается в исследовании.

Однако в России долги некоторых субъектов Федерации и крупных городов достигают 100% годового дохода соответствующего бюджета. При этом гасить ежегодно надо до 20% задолженности, с учетом высоких ставок (и ожидаемого удорожании кредита) это означает, что до трети поступлений региональных и муниципальных бюджетов может уходить на погашение и обслуживание долга. Причем именно у традиционных российских «машиностроительных» городов, отмечает Голубович, муниципальный долг рос быстрее всего (примерно в 10 раз за последние 10 лет в Тольятти, почти в пять раз — в Нижнем Новгороде, в три раза — в Туле).

При этом основные должники среди крупных городов РФ — Москва, Петербург и Казань – вряд ли находятся в зоне риска. А вот другие должники, крупные машиностроительные центры, такие, как Новосибирск, Омск, Нижний Новгород, Самара, Уфа , могут столкнуться с трудностями, когда погашение большого объема за 2–3 года подряд наложится на высокие ставки на рынке капитала (10% в рублях). Это может произойти в 2015–2016 годах. Их облигации упадут в цене, но это мелочи по сравнению с проблемами, которые встанут перед городами, если в какой-то момент новые кредиты перестанут выдаваться, а федеральный бюджет уже не сможет помочь.


Вторая огромная проблема регионов и муниципалитетов - рост долгов перед энергетическими монополистами. Например, второй крупнейший региональный должник «Газпрома» — Тверская область (около $150 млн) — не может ни погасить долг без новых заимствований, ни оставить Тверь без теплоснабжения. Это означает теоретическую неизбежность дефолта по всем видам долгов, а способ предотвращения пока лишь один — распродажа недвижимости и прекращение новых заимствований.

Рецепты, которые предлагает автор исследования, традиционны: диверсифицировать бизнес, привлекать больше высокооплачиваемых сотрудников в частный бизнес, не плодить муниципальных служащих, давать налоговые каникулы инвесторам.

Полина Королева

kremlnews.ru

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.