Упрощенное производство, основанное на малозначительности заявленных требований



Упрощенное производство, основанное на малозначительности заявленных требований

Мы уже отмечали, что современное российское процессуальное законодательство, по существу, не содержит конструкций упрощенного судебного производства, основанного на малозначительности заявленных требований, ни применительно к гражданскому, ни к арбитражному процессу. Производство дел у мирового судьи, несмотря на существование всех предпосылок, тем не менее, признакам упрощенного производства не отвечает. Закрепление в действующем АПК РФ в упрощенном производстве возможности рассмотрения в указанном порядке при условии малозначительности заявленного иска перекрывается требованием бесспорности заявленного иска, красной канвой, пронизывающей весь институт.

В результате потенциал упрощенного производства, основанного на малозначительности заявленных требований, остается нереализованным.

С одной стороны, отказавшись от законодательно закрепленного требования бесспорности иска, которое выражается в необходимости отсутствия возражений ответчика как в отношении существа иска, например, касающегся такого вопроса, как Грузоперевозки Казань так и процедуры рассмотрения, мы практически получаем конструкцию письменного упрощенного производства, основанного на малозначительности. Существование некоторых аналогов можно проследить и в немецком гражданском процессе.

Однако нам представляется, что даже такое видоизменение не приведет к росту популярности исследуемого института.

Во-первых, для целей настоящего производства необходимо оставить одно условие применения, а именно определенную сумму требований, при которой рассмотрение в указанном порядке возможно. Здесь следует особенно подчеркнуть важность законодательного закрепления определенной суммы, а не размытых понятий "малозначительность", "незначительность", которые применимы исключительно для описания самого производства, или можно задействовать указанное условие в совокупности с перечнем категорий дел, по которым такое производство допустимо. Либо, как сделано в общеевропейской процедуре рассмотрения мелких исков, исключить ее использование по определенному перечню дел. Применительно к российскому арбитражному процессу представляется возможным закрепление такой процедуры по делам искового производства и по делам о взыскании обязательных платежей и санкций.

Следует отказаться от существующей в настоящий момент в упрощенном производстве арбитражного процесса альтернативности. Многие судебные системы не предоставляют ни заявителю, ни суду возможности выбора хода судебного разбирательства, в том случае, если заявленные требования не превышают определенную сумму. Такой подход обоснован нерациональностью проведения полноценного судебного процесса, в случае если сумма спора мала. Ни одно из исследованных нами упрощенных судебных производств, основанных на малозначительности заявленных требований, не предполагает перехода в общий исковой порядок в случае поступления возражений ответчика.

Создание отдельной судебной инстанции по аналогии с существующими во многих странах для целей рассмотрения незначительных споров в условиях арбитражной судебной системы при наличии на настоящий момент и так большого их количества полагаем невозможным. Следовательно, остается лишь разработать механизм рассмотрения малозначительных дел в рамках существующих судов первой инстанции.

Ограничиться лишь закрепленным в Арбитражном процессуальном кодексе РФ порядком рассмотрения дел упрощенного производства представляется недостаточным.

Существование письменного упрощенного судебного производства в АПК РФ, безусловно, было изначально нацелено на снижение затрат сторон по ведению процесса в силу отсутствия необходимости личной явки в судебное заседание. В условиях большой территориальной удаленности, огромных расстояний письменная форма разбирательства могла бы стать существенным преимуществом. Следует заметить, что Европейская процедура рассмотрения мелких исков, введенная не так давно, также предусматривает преимущественно письменное производство за исключением случаев, если суд сочтет необходимым устное разбирательство. Аналогия в данном случае представляет особый интерес, поскольку разработчикам приходилось также учитывать удаленность спорящих сторон как друг от друга, так и от суда, в котором дело должно рассматриваться, поскольку в рамках этой процедуры должны рассматриваться исключительно дела по спорам, возникающим между жителями (или компаниями) разных стран Евросоюза. Однако следование цели снижения издержек сторон по рассмотрению мелких исков не привело к одновременно жесткому формулированию другой цели, а именно - рассмотрению в максимально короткий срок. И здесь просматривается существенная разница с упрощенным производством в арбитражном процессе, где на весь письменный процесс отводится всего лишь один месяц. Для сравнения в европейской процедуре предусматривается 14 дней с момента поступления иска в суд для направления судом копии искового заявления в адрес ответчика, еще 30 дней предоставляется ответчику на ответ, причем отсчитывается этот срок с момента получения последним копии искового заявления из суда. 14 дней отведено на отправление отзыва судом в адрес истца. Эту последовательность можно продолжить, но уже на данном этапе очевидно, что все описанные сроки, особенно при условии, что, во-первых, почтовый пробег в них не заложен, а во-вторых, суду предоставлено право указанные сроки продлевать во избежание нарушения прав сторон, существенно превышают месячный, закрепленный в отечественном упрощенном производстве арбитражного процесса.

Против проведения письменного производства говорит и еще один аргумент. Дело в том, что российское арбитражное процессуальное законодательство и так является в большей степени документарным производством. В нем нет такого института, как заочное решение, и суд исследует все поступившие в судебное заседание от сторон документы, независимо от явки последних. Поэтому в случае неявки сторон или стороны, представивших тем не менее доказательства в обоснование своих требований (или в опровержение заявленных требований), последние вполне могут судом исследоваться. И это не влияет на характер вынесенного в результате решения (оно не именуется заочным, как например, в гражданском процессе, с вытекающими последствиями).

Возвращаясь к теме срока рассмотрения, полагаем необходимым предоставить суду возможность продлевать установленный месячный срок для рассмотрения дела даже при условии отказа от проведения исключительно письменного заседания, поскольку, как было отмечено выше, существующий сокращенный срок является одним из главных слабых мест упрощенного производства. Позиция Совета Европы, содержащаяся в Заключении Консультативного Совета европейских судей N 6 от 24 ноября 2004 года в качестве принципа закрепляет проведение не более чем двух судебных заседаний одного предварительного, а второго для представления доказательств и вынесения решения*(354). В отношении месячного срока, закрепленного в АПК РФ, проведение предварительного судебного заседания представляется технически невыполнимым. В результате одним из вариантов решения проблемы может быть продление указанного срока.

Вторым возможным выходом из сложившейся ситуации полагаем закрепление проведения только одного судебного заседания. Однако в таком случае в рамках подготовки дела к судебному разбирательству необходимо еще более усилить обозначенную Кодексом руководящую роль судьи. Так, ч. 2 ст. 66 АПК РФ указывает лишь на то, что арбитражный суд вправе предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, необходимые для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела и принятия законного и обоснованного судебного акта. Большинство же упрощенных производств, основанных на малозначительности заявленных требований, закрепляют обязательность активного судейского руководства ходом процесса, а иногда и просто содействие сторонам. Суд уже при поступлении искового заявления должен предпринять все меры для разъяснения сторонам не только их прав и обязанностей, но при необходимости и существа спора, возможности использования определенных средств доказывания в каждой конкретной ситуации.

Интересным и полезным для отечественного арбитражного процесса является опыт предоставления помощи судебными служащими в отношении порядка заполнения, подачи заявления, а также всей процедуры, сроков рассмотрения, известный некоторым правовым системам. Ту же цель преследует внедрение инструкций по ведению мелких дел, размещенных на сайтах судов и в самих судах в виде наглядных материалов и соответствующих программ*(355). Такая информированность важна и при подаче соответствующего иска, и при даче возражений на него. Целью описанной тактики является возможность исключить необходимость привлечения к участию в деле адвоката и таким образом снизить издержки сторон по мелкому иску. Полагаем, что для крупных компаний - участников арбитражных споров данная мера интереса не представляет, поскольку они чаще всего имеют либо штатных юристов, либо адвокатов, которые ведут их дела в судах. Но по отношению к небольшим юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям большая доступность и понятность судебной процедуры может быть решающей как при отказе от помощи представителя, так и при первоначальном принятии решения об обращении в суд за защитой нарушенных прав. Применительно к данному аспекту еще раз следует обратить внимание на необходимость закрепления более активной роли судьи в руководстве и ведении процесса.

Затронув технический аспект, позволяющий упростить, ускорить и удешевить производство, следует коснуться такой темы, активно исследуемой, в том числе, на уровне Высшего Арбитражного Суда РФ, как подача иска через Интернет. Некоторые европейские страны данную технологию активно внедряют. В частности, Европейская процедура рассмотрения мелких исков позволяет подавать через Интернет не только иск, но также и отзыв на него. Аналогичный механизм активно используется в английском гражданском процессе в отношении денежных споров с ценой иска до 100 тысяч фунтов стерлингов. Такие попытки предпринимаются в настоящий момент и в отечественном арбитражном процессе*(356).

Заметим, что указанное, безусловно, прогрессивное техническое средство должно в обязательном порядке дополняться возможностью подачи иска в обычном порядке, которая существует в настоящий момент.

Существенным элементом, позволяющим ускорить судопроизводство, представляется введение определенных ограничений в отношении возможности обжалования. Данное положение действует в большинстве таких производств. Обосновывается оно несоразмерными заявленному требованию издержками как всей судебной системы, так и сторон, которые возникнут в этом случае. При этом полностью исключить такую возможность недопустимо. Чаще всего возможность обжалования существует исключительно в случае грубого нарушения норм процессуального права. Применительно к арбитражному процессу можно сохранить обозначенный кодексом подход об использовании только одного вида обжалования. Речь идет об апелляционном обжаловании*(357). Еще одним механизмом, направленным на достижение описанной цели, является намеренное завышение пошлин при подаче соответствующей жалобы. По указанному пути идут некоторые американские суды мелких исков. Высокие ставки госпошлины при обжаловании в противовес сниженным при первоначальной подаче иска заставляют стороны задуматься о целесообразности дополнительного рассмотрения дела. Как следствие, обжалование используется крайне редко и исключительно в тех случаях, когда заявитель абсолютно уверен в собственной правоте и возможности ее доказать уже в проверочной инстанции.

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.