Упрощенное производство, основанное на бесспорности заявленных требований, - приказное производство



Упрощенное производство, основанное на бесспорности заявленных требований, - приказное производство

Условие бесспорности, как было отражено нами выше, фактически в существующем арбитражном упрощенном производстве уже закреплено. При этом дела подлежат рассмотрению в судебном заседании без вызова сторон.
Практика применения приказного производства в существующем российском гражданском процессе, а также положительный опыт дореволюционного законодателя, пришедшего методом проб и ошибок к необходимости отказа от проведения судебного разбирательства по бесспорным делам, выразившийся во внедрении понудительного исполнения по актам в судах - свидетельствуют о жизнеспособности описываемой конструкции.

Представляется вполне возможным заимствовать в определенной степени достаточно успешное приказное производство, разработанное в гражданском процессе. То есть в первую очередь исключить проведение судебного разбирательства. Однако возможность инициирования приказного производства, по аналогии со всеми зарубежными, да и отечественным, существующим в гражданском процессе, необходимо предоставить только истцу (заявителю). Он должен получить это право, будто взять его с витрины - http://torgob-m.ru/Vitriny-Prilavki-Stelazhi.html Поскольку, как нами обосновывалось выше, именно ему лучше, чем кому либо еще, известно истинное положение вещей и возможность появления возражений со стороны должника, что следствием может иметь лишь удлинение общего срока рассмотрения дела.

Закрепление процессуальной формы без проведения заседания сможет коренным образом повлиять на одну из основных причин неуспеха рассматриваемого института - использование режима процессуального ожидания в установленный сокращенный срок - просто исключив ее. Именно срок зачастую не позволяет своевременно уведомить стороны и рассмотреть дело в судебном заседании.
Использование приказного производства требует более четкого формулирования категорий дел, по которым оно осуществимо, в отличие от крайне размытых формулировок, имеющихся в настоящий момент в арбитражном процессе. Во-первых, следует закрепить имущественный характер требований, обозначенный практически во всех приказных производствах. Такого условия существующее в арбитражном процессе упрощенное производство не содержит.
Во-вторых, полагаем целесообразным законодательно обозначить категории дел, по которым данное упрощенное производство применимо. Подход, использованный, в частности, в праве Евросоюза в недавно созданной процедуре Европейского приказа на оплату, позволяющий рассматривать любые дела, вытекающие из гражданских и коммерческих правоотношений за некоторым исключением, представляется для отечественной правовой доктрины преждевременным.

Чтобы определить возможные категории дел, обратимся сначала к успешной практике применения приказного производства в гражданском процессе. Так, согласно Обзору деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судов в 2008 г.*(342), почти половина судебных приказов (42,8%) были вынесены по делам из нарушений налогового законодательства, следующую по численности группу - 17,2% - составили приказы по трудовым спорам об оплате труда, далее по степени убывания соответственно - приказы о взыскании платы за жилую площадь и коммунальные платежи, тепло и электроэнергию (7,5%) и по делам о взыскании алиментов на содержание детей (3,1%).

Полагаем, что и в случае с арбитражным процессом определенная доля бесспорных дел придется на дела, связанные с нарушением налогового законодательства. Такую тенденцию можно проследить с помощью статистических данных. Сокращение количества дел, по которым, как правило, применялась процедура упрощенного производства, а именно дел о взыскании обязательных платежей и санкций, привело к резкому снижению использования указанного института. Так, в 2004 г. число дел, рассмотренных в упрощенном производстве, составляло 14%, в 2005 году - 12% от всех рассмотренных дел. С вступлением в силу Федерального закона от 4 ноября 2005 г. N 137-ФЗ*(343), установившим иной порядок взыскания налогов, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование и санкций в установленных пределах - по решению налоговых органов, территориальных органов Пенсионного фонда Российской Федерации без обращения в суд, за некоторым исключением, число дел*(344) стало резко сокращаться. В 2006 г. оно снизилось более чем вдвое (на 61%) и составило 6,7% от числа всех рассмотренных, в 2007 г. тенденция продолжилась, доведя число дел до 4%, в 2008 г. - уже 3,1% а данные первого полугодия 2009 г. говорят о достигнутом минимуме - в виде 1,1% от числа всех дел*(345).
Кроме того, применимы правила, закрепленные в п. 1 ст. 227 АПК РФ: конструкцию приказного производства вполне можно использовать при взыскании оплаты за электрическую энергию, газ, воду, за отопление, услуги связи, по арендной плате*(346) и другим расходам, связанным с эксплуатацией помещений.

Последняя из категорий, существующих в приказном производстве и допустимых в арбитражном процессе, - возможность вынесения приказа по делам о взыскании сумм по договору займа, по требованиям, основанным на совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте, недатировании акцепта*(347).
Возвращаясь к приказному порядку без проведения судебного заседания, заметим, что закрепленная в действующем АПК РФ норма, предоставляющая, в частности, ответчику 15 дней для подачи возражений, наполнится в указанном случае смыслом. Как и в большинстве соответствующих производств, отсчитываться данный срок должен с момента получения должником соответствующего уведомления (копии приказа) из суда. Полагаем вполне приемлемым использование для указанных целей разработанных мировой доктриной типовых форм для уведомления должника судом о поданном в отношении него заявлении о выдаче судебного приказа с предложением либо возразить, либо требуемую сумму оплатить. Несовершение одного из перечисленных действий в установленный срок позволит суду вынести судебный приказ и передать его для исполнения истцу.

Особый характер постановления, вынесенного в отсутствие сторон, предопределяет и соответствующий подход к порядку извещения ответчика. Так, практике применения упрощенного производства в арбитражном процессе были известны случаи отмены решений, вынесенных в упрощенном порядке лишь на том основании, что от ответчика возвращалось в адрес суда заказное письмо с отметкой органа связи "адресат не найден"*(348). Тогда как общие нормы, содержащиеся в АПК РФ (ст. 123), считают надлежащим извещение и в том случае, если направленная судом по последнему известному суду месту нахождения организации копия судебного акта не была вручена в связи с отсутствием адресата по указанному адресу.
Краеугольным камнем здесь выступает обязанность соблюсти равные права сторон. И наиболее уязвимым в таком усеченном судебном разбирательстве становится ответчик при условии, в частности, заведомо неверного указания истцом его адреса в заявлении.
Однако и невозможность использования приказного производства по причине невручения судебного постановления в связи с отсутствием адресата по указанному адресу также противоречит логике, заложенной изначально в арбитражном процессуальном законодательстве*(349). Если в первом случае мы говорили о недобросовестном истце, то здесь существует возможность появления недобросовестного ответчика, уклоняющегося от выполнения обязательства и скрывающегося от судебной корреспонденции. Так, С.А. Дергачев приводит примеры "манипулирования ответчиками судьбой судебных актов суда первой инстанции ... посредством указания в кассационной жалобе иного адреса, по сравнению с тем, по которому осуществлялось извещение"*(350). В рассматриваемом случае невыполнение должником обязательства, повлекшее за собой обращение кредитора в суд, вполне допускает уклонение и от получения корреспонденции. Таким образом, налицо потенциальная возможность манипулирования процессом как со стороны истца (кредитора), так и со стороны ответчика (должника).
Переложить проверку достоверности представленной истцом информации о местонахождении ответчика на плечи суда полагаем невозможным по причине отсутствия у последнего физической возможности ее осуществления. Нам представляется интересным опыт некоторых арбитражных судов, которые в качестве своеобразного контроля за достоверностью представленной истцом информации запрашивали у истца дополнительно соответствующую выписку из реестра юридических лиц в отношении местонахождения ответчика.
Следует заметить, что такую инициативу выдвинул Высший Арбитражный Суд РФ в Проекте Федерального закона "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ". В нем ст. 126 АПК РФ дополняется пунктом следующего содержания: "выписка из единого государственного реестра юридических лиц или единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей с указанием сведений о месте нахождения или месте жительства истца и (или) ответчика. Такие документы должны быть получены по состоянию не позднее чем за 30 дней до обращения истца в арбитражный суд".
Полагаем указанную меру вполне допустимой для применения в обязательном порядке при подаче заявления о выдаче судебного приказа.
С одной стороны, это послужит своеобразной гарантией прав должника, поскольку суд обязан будет известить его по всем имеющимся в выписке адресам, т.е. на основе доступной официальной информации о его местонахождении и/или государственной регистрации, а следовательно, проинформировать об инициированном в отношении него судебном упрощенном производстве. С другой стороны, права истца также будут соблюдены, поскольку указанное извещение по всем имеющимся адресам будет надлежащим, и постановление суда не подлежит на этом основании отмене. Бремя ответственности за неполучение должником соответствующих писем целиком можно будет возложить на последнего, как недобросовестного участника гражданского оборота, не указавшего адрес возможной доставки корреспонденции государственным органам.
Исключение стадии судебного разбирательства позволит снизить ставки государственной пошлины при подаче соответствующего заявления в суд. Данное положение обосновывается двумя факторами. Во-первых, дополнительной мотивацией для истца, желающего прибегнуть к указанному порядку производства, причем Н. А. Чечина отмечала такую заинтересованность и в отношении ответчика*(351), а во-вторых, действительно существенным упрощением процесса и работы всего судейского персонала.
Далее при конструировании приказного производства представляется возможным использовать общемировой опыт и разработать типовые формы для обращения заявителя в суд, а также типовые формы для вынесения судебного приказа, для уточнения судом не выполненных заявителем необходимых условий при подаче заявления*(352), для представления ответчиком возражений относительно заявленных требований. Весьма прогрессивным в данном случае выглядит немецкий опыт использования типовых форм, допускающих возможность автоматической обработки. Правда, в отношении российской действительности следует с осторожностью относиться к императивному внедрению таких технических
средств в силу отсутствия должного технического обеспечения как судов, так и подчас сторон. Заметим, что и в большинстве европейских государств разработка типовых форм, размещение их в судах и на официальных сайтах не повлекло за собой обязательность их использования. Скорее всего, это было обусловлено теми же соображениями - а именно в погоне за прогрессивными техническими средствами не лишить определенную категорию субъектов доступа к правосудию.
При рассмотрении приказного производства невозможно не затронуть такой важный аспект, как возражения ответчика в отношении предъявленных к нему требований. Большинство приказных производств, в том числе и существующее в российском гражданском процессе, не требует обоснования заявленных ответчиком возражений. Однако такой подход, с одной стороны, позволяет избежать злоупотреблений со стороны истца путем легкой отмены приказа, с другой - допускает злоупотребление со стороны ответчика с целью затягивания процесса при отсутствии материально-правовых оснований для заявленных возражений. Тем не менее, считаем, что данная конструкция вполне применима и в отечественном арбитражном процессе, но в сочетании с переходом в исковое производство.
В этом смысле представляется достаточно интересным механизм трансформации всего производства, закрепленный в Европейском приказе на оплату в случае поступления возражений ответчика.
Отечественное приказное производство немало упрекалось в отсутствии перехода к исковому в аналогичной ситуации. Европейская доктрина такой переход задействовала, причем не в качестве факультативной возможности, а в обязательном порядке и независимо от волеизъявления истца. Представляется данная норма вполне оправданной в качестве меры, позволяющей избежать злоупотребления как со стороны истца, предъявляющего заведомо неосновательный иск, так и со стороны ответчика, пытающегося от указанных требований уклониться при отсутствии реальной возможности свою позицию отстаивать.
Каждая из сторон рискует при переводе дела к обычной процедуре нести существенно отличающееся бремя судебных затрат. Это касается как времени, так и денег.
В случае непоступления возражений ответчика в установленный срок полагаем возможным по аналогии с отечественным приказным производством гражданского процесса выдавать приказ заявителю, подлежащий с этого момента исполнению.
В отношении содержания судебного приказа следует заметить, что, на наш взгляд, характер рассматриваемого производства не допускает закрепления описательной и мотивировочной части, поскольку никакого исследования в данном случае обстоятельств дела не происходит. Существующий в гражданском процессе судебный приказ обоснованно содержит лишь вводную и резолютивную часть.
Следующим элементом упрощенного бесспорного производства может стать заимствованная из отечественного гражданского процесса конструкция судебного приказа, сочетающего в себе функции итогового постановления суда и исполнительного документа одновременно. В совокупности с типовой формой вынесения можно будет достигнуть требуемого результата еще более оперативно.
И последний признак, свойственный некоторым упрощенным судебным производствам - рассмотрение помощником судьи, - представляется, на наш взгляд, вполне уместным и в описываемой ситуации.
Действия по вынесению судебного приказа носят преимущественно технический характер. Во-первых, приказ допустим по определенному перечню дел, во-вторых, вынесение его в типовой форме, а также использование типовых форм для всех стадий приказного производства позволяет максимально упростить весь процесс. Кроме того, доказательства, представленные заявителем, исследуются достаточно поверхностно, и, в сущности, лишь для определения допустимости возбуждения соответствующего производства. И, наконец, итоговое вынесение приказа базируется не только и не столько на оценке обоснованности предъявленных требований, сколько на молчании должника в отношении направленной ему копии приказа, т.е. в отношении этих требований. Поэтому, полагаем, вынесение судебного приказа помощником судьи не нарушит прав ни должника, ни кредитора.
Дополнительным аргументом в адрес данной позиции служит фактическое положение дел в гражданском процессе при вынесении судебного приказа и в арбитражном при рассмотрении дела в упрощенном порядке, где большинство судей и без соответствующего законодательного допущения делегируют большую часть указанных полномочий помощнику в силу исключительно технического характера требуемых для выполнения действий.
Необходимо также отметить, что порядок обжалования, закрепленный в настоящий момент в Арбитражном процессуальном кодексе РФ, не приемлем для целей упрощенного производства, основанного на бесспорности заявленных требований. Трансформация в исковое производство при поступлении возражений ответчика нами уже была описана выше. В случае же вынесения судебного приказа в качестве итогового постановления полагаем возможным его обжалование в суд кассационной инстанции.

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.