366 толстеньких лошадок



366 толстеньких лошадок

Наверное, найдется на свете человек, который коллекционирует произведения живописи, графики, дизайна или прикладного искусства шведского художника Бенгта Элде. «ДД» с этим коллекционером пока не знаком. Но вот поделиться мечтой о том, что именно коллекционировать и почему, были бы деньги, хочется.

Эти картинки и фигурки не могут забыться с тех самых пор, как впервые были обнаружены автором в витрине одного из стокгольмских художественных магазинов: то ли детские рисунки и поделки, то ли стоп-кадры из неизвестного мультфильма... Мимо этой витрины проходят, вернее, проносятся без исключения все туристы. И таллиннские тоже. Притормозите бег, приглядитесь внимательнее, пожалуйста!

Картина по цене колбасы

«Рисунок – это учащенное биение сердца и зудящие кончики пальцев: сейчас, сейчас я покрою каждый миллиметр не важно чего – ватмана, холста, забора, чугунной сковороды – любимыми своими мотивами...» – примерно так говорит известный шведский художник Бенгт Элде. Примерно, потому что он сказал это по-шведски и более сдержанно, а в вольном переводе на русский, естественно, получилось немного по-другому. Он не считает себя художником. Он делает различие между высоким предназначением художника и утилитарностью того, что делает он. Он – рисовальщик картин. Почти ремесленник.

В одном интервью он заметил, что «одна палка колбасы, два литра молока, четверть килограмма масла и одна моя картина должны стоять в одном ряду». Но тогда картина должна стоить столько же, сколько эти нехитрые продукты, а его работы стоят несколько тысяч крон. Не миллионы, конечно, но и не эквивалент палке колбасы... Его картины стоят столько, сколько готовы за них платить. И Элде был бы нечестен перед самим собой, если бы отдавал их за бесценок. Вам дорого? Купите репродукцию. Автолитография стоит полторы тысячи крон. Просто репродукция – сто крон. Можно купить открытку, поднос, коробок спичек, галстук... Особняком стоят лошадки. Но о них на сладкое.

Универсальная утилитарность

Да, Элде может разрисовать все. Банку с селедкой. Чугунную сковородку, почтовый ящик, лопату. И они станут картинами – то есть продуктом художественного творчества и одновременно полезной вещью.

Но он не дизайнер, он художник. Он не придумывает новые формы, он заполняет старые формы новым содержанием. Веселым и смешным. И грустным в своей веселости.

Человек с такой фантазией не может удержать себя в рамках прямоугольного куска бумаги. Граммофонные пластинки, воздушные шары, рождественские шары, елочные игрушки, галстуки, подносы, даже магнитики на холодильник... Это еще далеко не все, к чему прикоснулась рука художника. У него есть загородный дом в лесу. Так там, чтобы курам не было скучно вдали от цивилизации, он разрисовал стены курятника, назвав это «картинами для своих кур». Он не может удержаться, чтобы не нарисовать лосей, забредающих к нему на участок. Красные деревянные домики – эпизодические персонажи его живописных работ о деревне, которая едва видна на географической карте, тогда как господский белый дом, стоящий на пригорке, – главный герой сельской изобразительной саги.

Табунчик Элде

Веселые картинки Бенгта Элде заставят улыбаться самого мизантропически настроенного зрителя. А уж его лошадки...

Когда дочка художника была маленькой, то, как все дети, быстро запоминала наизусть тексты сказок, которые читали ей родители, и Бенгт скоро отказался от этого неблагодарного чтения и стал рассказывать ей про маленьких белых лошадок...

Лошадки были симпатичные и, конечно, немножко толстенькие, как маленькие девочки, которые любят бабушкины булочки. И еще они похожи на муми-троллей, только стоят на всех четырех лапках, то есть ножках.
Так родился проект «Триста шестьдесят пять лошадок и еще одна на високосный год». Чугунные и деревянные, с расписными бочками, эти лошадки составляют целый календарь. На их бочках и спинках настоящие картины: пейзажи и натюрморты, жанровые сценки – зимние забавы и спортивные баталии. Небольшой размер – около десяти сантиментов в высоту – позволяет этим фигуркам стать хорошим украшением интерьера.
Опять утилитарное предназначение, опять пользы для. И их в самом деле целый календарь. И ни разу художник не повторяется. Ну разве что чуть-чуть. Цитирует сам себя, так сказать. Играет. Как ребенок. Вот этих-то лошадок и хочется собрать в один развеселый табунчик.

Вера Копти

dzd.ee

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.