Российская культура всегда славилась толерантностью



Российская культура всегда славилась толерантностью

В октябре 2011 года завершилась апробация курса "Основы религиозных культур и светской этики" (ОРКСЭ) в школах 21 региона РФ, и с апреля 2012 года он станет обязательным для четвероклассников по всей стране. О сложностях преподавания курса, о специфике отношений между государством и конфессиями, о роли религий в развитии российской цивилизации в интервью РИА Новости рассказал доктор политических наук, руководитель центра "Религия в современном обществе" Института социологии РАН, автор книги "Власть и вера. Государство и религиозные институты в истории современности", полномочный представитель правительства РФ в Госдуме Андрей Логинов.
- Андрей Викторович, в чем, на ваш взгляд, заключается актуальность курса ОРКСЭ для современных школьников?

- Вопрос о преподавании школьных дисциплин, связанных с формированием у детей идентичности, в том числе религиозной, является одним из наиболее значимых в современным обществе. Различные слои общества, социальные группы обсуждают этот вопрос с такой остротой и пламенностью, с какой не спорят даже о политическом будущем страны. Как и когда идти к ребенку информацией о религиозных культурах? Показывать ли ему священные книги тех или иных религий? Разъяснять особенности богослужения и проч.? Все эти вопросы возникли еще в 1990-е годы, и наше поликонфессиональное общество совершенно не было готово к тому, чтобы дать на них единый, устраивающий всех ответ.

- В конце октября Федеральный институт развития образования провел всероссийский семинар для тьюторов, которые будут обучать учителей ОРКСЭ. На этом семинаре было предложено использовать вашу книгу "Власть и вера. Государство и религиозные институты в истории современности", выпущенную в 2005 году издательством "Большая российская энциклопедия". Как у вас возникла идея ее написания?

- Достаточно обыденно - это связано и с моими научными интересами, и с работой в структурах власти. В 1990-е годы я возглавлял управление по внутренней политике администрации президента РФ, и мы пытались наладить диалог с гражданским обществом, развивая систему консультативных органов - советов при администрации президента. Это был достаточно эффективный механизм, который используется до сих пор, и в числе таких структур был создан Совет по взаимодействию с религиозными объединениями. Он существует и ныне, хотя и собирается несколько реже.

Его члены обсуждали разные вопросы, в том числе проект закона "О свободе совести и о религиозных объединениях". Летом 1997 года он был принят парламентом, президент его отклонил, потом он дорабатывался и, наконец, был подписан в измененной редакции. Именно на основе этого закона были сформированы основные принципы взаимодействия государства, общества и религиозных организаций в нашей стране, которые сейчас реализуются, в том числе, через преподавание соответствующих дисциплин в школе.

Нам удалось найти понимание с конфессиями, и в законе появилась преамбула с упоминанием традиционных для РФ религиозных верований - христианства, ислама, буддизма и иудаизма. Это никоим образом не расходилось с общеисторическим знанием и пониманием отечественной истории, да и в самом законе не было ни малейших правовых преференций в адрес традиционных религий - наоборот, во всех позициях документа сохранялся демократический принцип равноудаленности любых религий от государства.

- А от чего вообще зависит специфика отношений между государством и конфессиями, религиозными объединениями? Как вы объясняете этот феномен в своей книге?

- Я исхожу из того, что модели отношений, которые складываются между государственными институтами и религиозными объединениями, являются производными не столько от особенностей вероисповедания или политического строя данного государства. Эта сфера во многом относится к другим категориям - не формационным, а цивилизационным.

По сути, книга "Власть и вера" - о том, что сфера государственно-церковных отношений формируется, не в малой степени, под влиянием общего цивилизационного облика. Без восприятия нашего прошлого через призму цивилизационной теории сегодня сложно подготовить профессионального исследователя-историка и вообще гуманитария. И вопрос о том, как соотносятся религии и цивилизации, приобретает огромное значение - большинство исследователей считает религию одним из важнейших цивилизационнообразующих факторов. Я тоже согласен с этим утверждением.

- А как этот тезис раскрывается на примере России? Как вообще оценивается роль религии в развитии нашей цивилизации - особенной, российской?

- В научных исследованиях, как правило, выделялись такие цивилизации, как западноевропейская, основанная на католическом христианстве, восточно-христианская, мусульманская, индийская, китайская, американская и другие. А вот в отношении российской цивилизации всегда возникала заминка. Ведь, исторически в ней сосуществовали народы разных религий и культур, поднимаясь при этом над собственным этническим "я" к более высокому уровню самосознания.

Наши исследователи серьезно занялись проблемой российской цивилизации, сумели обосновать ее географическое, культурно-историческое и, конечно, религиозное измерение. Российская цивилизация полностью связана с формированием российского этноса, его развитием и утверждением на евразийской территории. Примечательно, что, помимо православного христианства, религиозное измерение евразийской территории включает и мусульманство, и другие традиционные для России верования.

И здесь есть интересный вопрос: в чем причина практически бесконфликтного существования всех этих религий на территории России? Ведь, например, в истории Западной Европы межрелигиозные отношения строились по совсем иным принципам - жестокие, кровопролитные религиозные войны, инквизиция, безжалостные преследования инакомыслящих мы обнаружим в истории практически всех остальных цивилизаций, за исключением российской. Безусловно, у нас были столкновения на религиозной почве, даже казни, но все эти случаи носили единичный характер и были основаны не на несоответствии догм или религиозном противоборстве, а на решении неких политических задач.

- То есть получается, что толерантность - это исторически сложившаяся особенность российской цивилизации? Сосуществование различных религий всегда было мирным?

- Конечно, термин "толерантность" никто тогда не употреблял. Просто такова была естественная государственная, политическая, социально-экономическая целесообразность, и она примиряла между собой разных людей, выходцев из разных племен, представителей разных народов. Они стремились к сильной власти, к безопасному сосуществованию, к культурным контактам между собой, хотя бы только для того, чтобы выжить, дать жизнь своим детям, обеспечить их благополучие.

Именно это стало той главной живой тканью, той взаимной терпимостью, которой всегда славилась российская цивилизация. Мы и сегодня даем всему миру уникальный пример того, как могут сосуществовать на одной территории представители разных конфессий. Особенно поучительным это выглядит на фоне всевозможных теорий столкновения цивилизаций, неизбежности борьбы мусульманского мира с христианским и так далее.

- Какие основные выводы о взаимоотношениях власти и веры сделаны в вашей книге?

- Один из выводов, который я, однако, не выношу на широкое научное и общественное обсуждение, таков: необходимо понять, что роль тех или иных религий в истории нашей страны различна - иначе и быть не может. Православное христианство, безусловно, выступило в качестве государствообразующей религии, но не меньшую государствообразующую роль сыграл правоверный ислам. И это нужно признать, если мы говорим обо всем евразийском пространстве: хорошо известен факт крещения Руси, но еще раньше состоялось принятие ислама Волжской Булгарией. Оба эти события в IX в. заложили базовые алгоритмы государственного строительства, на основании которых развивались наши народы. Более того: принятие Волжской Булгарией ислама во многом примирило ее с древнерусскими княжествами того времени, сразу появилась некая общая нить.

Ученые ссылаются на общие арамические корни православия и ислама - они, равно как и иудаизм, относятся к религиям "книжным", потому что построены на Писании. И между ними, на самом деле, глубинных противоречий меньше, хотя очень много различий внешних, поверхностных. Вот почему я предложил считать православие и ислам государствообразующими религиями нашей страны, при этом не умаляя роль других традиционных религий, включая различные христианские конфессии, которые, безусловно, были культурообразующими для определенной части населения. На мой взгляд, это понимание очень важно для тех тьюторов, учителей, которые занимаются организацией работы по преподаванию и собственно преподаванием такого сложного предмета, как ОРКСЭ.

- Весной 2012 года предмет ОРКСЭ начнут изучать четвероклассники во всех школах страны, сейчас проводится подготовка тьюторов. Что бы вы могли пожелать работникам системы образования, которые будут участвовать в этом проекте?

- Я хотел бы выразить им свое глубочайшее уважение, потому что они взялись за выполнение очень сложной миссии. Успешно реализовать этот проект, пройти по этой ухабистой дороге - безусловно, крайне непростая задача и нелегкий труд. От тьюторов и учителей требуется собранность и выдержка, потому что, изучая религиозные культуры, мы, так или иначе, соприкасаемся с проблемами веры, с индивидуальными, сугубо личными вопросами. И в этом смысле ни один другой школьный предмет не может быть сопоставим с ОРКСЭ. Здесь, как нигде, любая ошибка, любая неточность или проявленная халатность будут весьма сильно резонировать. Когда информация о религиозных культурах передается ребенку, а он, в свою очередь, передает ее в своем изложении родителям, есть риск некорректного понимания, толкования тех или иных посылов.

Так что от эффективности реализации этого проекта во многом зависит духовное здоровье нашего общества и, конечно, общественное спокойствие.

Беседовал Борис Старцев, НИУ ВШЭ, РИА Новости

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.