Будут пересмотрены положения Трудового кодекса о забастовках



Будут пересмотрены положения Трудового кодекса о забастовках

Избранная ФНПР тактика «шаг за шагом» приносит результаты. В ближайшее время в пользу работников будут пересмотрены положения Трудового кодекса о забастовках.

Ушли в прошлое времена, когда шахтёры стучали касками по Горбатому мосту и объявляли голодовки, а жители моногородов перекрывали дороги и звали премьера, чтобы привести в чувство зарвавшихся работодателей. Социальное напряжение в обществе спало, но забастовки всё-таки проходят. Однако суды считают их незаконными, а Росстат не фиксирует. Почему так?

Процедура объявления забастовки, согласно действующему Трудовому кодексу, довольно длительна. Поэтому не приходится удивляться, что недовольные своим положением работники порой предпринимают действия, которые законными не назовёшь. Профсоюзам важно заявить о своих требованиях, представителям государственных организаций – соблюсти процедурные вопросы. А они зачастую нарушаются. «Забастовка при наличии коллективного трудового спора является незаконной, если она была объявлена без учёта сроков, процедур и требований, предусмотренных настоящим Кодексом», – гласит статья 413 ТК. И это положение не обойти.

Но скоро у наёмных работников и выступающих от их имени профсоюзов будет больше возможностей. В октябре Госдума должна рассмотреть проект «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части совершенствования порядка рассмотрения и разрешения такого вопроса как разрешение трудовых споров ». Это будет уже второе чтение, первое прошло в июле. Законопроект внесён разделяющими точку зрения профсоюзов единороссами Андреем Исаевым, Михаилом Тарасенко, Валентиной Кабановой, позже к ним присоединились другие депутаты, члены Комитета по труду и социальной политике.

Документ чётко определяет сроки и очередность примирительных процедур. Стороны будут знать, что им предпринимать в том или ином случае и в какое время. Если в примирительной комиссии найдут взаимоприемлемое решение – спор прекращается. Не придут к согласию? В течение следующего рабочего дня после составления протокола разногласий стороны определятся, привлекать ли посредника. Решат отказаться от его услуг? В тот же день оформляется протокол, а на следующий начинаются переговоры о создании арбитража. Таким образом, за счёт оптимизации примирительных процедур срок от начала коллективного трудового спора до объявления забастовки значительно сокращается. Кстати, Минздравсоцразвития решило не отставать от законодателей. Оно, как заявил заместитель министра Александр Сафонов, тоже за то, чтобы упростить процедуру объявления забастовки.

Трудовой арбитраж представляет собой квазисудебный орган, создаваемый для разрешения конкретного спора. Конечно, непросто каждый раз разрабатывать и утверждать регламент, находить опытных арбитров. Но проект закона, дополняя сложившуюся практику, даёт право создавать постоянно действующие арбитражи при трёхсторонних комиссиях по регулированию социально-трудовых отношений. Участники конфликта могут обратиться за помощью в его разрешении к специалистам уже существующей структуры и сэкономить время.

Появление законопроекта вызвало разноречивую реакцию. В частности, левые предлагают не перегружать Трудовой кодекс, а разработать отдельный закон. В нём определить, кто является субъектом забастовки, как принимается решение о её проведении и оформляется протокол, прописать процедуру и срок уведомления, переговорные функции государства. Но за этими предложениями скрывается желание вообще проигнорировать согласительные процедуры, ставка делается на силовое решение.

Так ли велики отличия трудового законодательства России от западного, о чём иногда приходится слышать? Примирительные комиссии, посредничество, арбитраж – эти формы разрешения коллективных споров существуют и в других странах. Законопроект учитывает основные замечания, высказанные представителями Международной организации труда (МОТ). Например, исключается возможность признания забастовки незаконной при необеспечении её организаторами минимума обязательных работ. Вместо этого предлагается дать суду право приостановить её до выполнения работниками и их представителями соответствующих требований. Отменяется требование указывать при объявлении забастовки её продолжительность.

Заявление Сафонова о том, что «адекватно должно отрабатываться законодательство по усилению ответственности профсоюзов в случае, если забастовка проводится с нарушениями действующих законов или не связана с экономическими интересами, а также определяется политическими соображениями», естественно, не могло понравиться ни профсоюзам, ни депутатам. В жизни трудно провести границу между политикой и экономикой. «Некоторые суды считают экстремистскими даже высказывания профсоюзов типа "капиталистов надо ставить на место", – говорит один из авторов законопроекта, член Комитета по труду и социальной политике Государственной думы, председатель Горно-металлургического профсоюза России Михаил Тарасенко. Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий, в свою очередь, опасается другого: при смягчении законодательства может усилиться прессинг в отношении профсоюзных активистов. Сейчас они знают, как провести забастовку и при этом избежать санкций. Так, на Всеволожском заводе «Форда», получив решение суда о незаконности забастовки, в течение суток её прекращали, а на следующий день объявляли вновь... «Что, если подобная практика будет караться?» – беспокоится Кагарлицкий.

Федерация независимых профсоюзов России не считает это проблемой. ФНПР избрала иную тактику – избегать лобовых столкновений с властями. «Мы – не те лицемеры, как лидеры некоторых псевдопрофсоюзов, которые любят гордо заявлять, что организовали забастовку. А стоит суду объявить её незаконной, как прячутся в кусты, оставляя людей, которых они втянули в авантюру, без моральной поддержки, один на один с чиновниками. Если мы организовали забастовку, то за неё отвечаем. А если нарушили законодательство, будем отвечать и теми активами, которыми располагает наша общественная организация», – заявляет Михаил Тарасенко.

Не обращая внимания на обвинения в соглашательстве и «постепеновщине», ФНПР сделала ставку на тактику «шаг за шагом». Следующим актом либерализации существующего трудового законодательства, по словам Тарасенко, должно стать введение такого понятия, как «забастовка солидарности», право на которую закреплено в документах МОТ.

Именно эта планомерность позволяет крупнейшим профсоюзам России выстраивать систему цивилизованных социально-трудовых отношений.

Александр Харламов
Источник: file-rf.ru

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.