Право международных договоров периода капитализма



Право международных договоров периода капитализма

Буржуазные революции и национально-освободительные движения в конце XVIII - первой половине XIX века в Европе и Америке привели к возникновению новых буржуазных отношений. Не остались неприкосновенными и старые феодальные международные договоры, и само право международных договоров. Французская буржуазная революция отвергла проект аббата Грегуара, в котором предусматривалось, что "договоры между народами священны и нерушимы"*(34). В декрете французского Конвента от 22 сентября 1792 г. официально заявлялось: "Суверенитет народов не связан договорами тиранов", а 1 марта 1793 г. Конвент принял специальный декрет об аннулировании всех чисто династических договоров, которые были заключены монархической Францией. Декрет гласил: "Все союзные или торговые договоры, существовавшие между бывшим французским правительством и державами, с которыми республика находится в войне, аннулируются"*(35). Тем самым подтверждался прецедент, возникший еще в период английской буржуазной революции XVII века, которая также односторонне расторгла прежние договоры абсолютистской Англии.

Изменяются служебная роль и классовое содержание международных договоров нового времени. Они стали не только орудием для расширения рынков сбыта и закрепления новых территориальных захватов, но и важным средством в руках буржуазии в борьбе с революционными выступлениями пролетариата и национально-освободительными движениями. Этой цели служат прежде всего реакционные союзы буржуазных государств, вроде Священного союза 1815 года, соглашения о выдаче революционеров, договоры о протекторатах и другие неравноправные и колониалистские договоры (Нанкинский 1842 г. и Тяньцзинские 1858 г. с Китаем, договоры о протекторатах над Марокко и Мадагаскаром, Египтом и Кореей, о капитуляции в Турции и Иране и др., о разделе "сфер влияния", например, Англии и Франции - в Египте и Марокко; Англии и России - в Персии и Афганистане).
Особым объектом колониальной экспансии государств в конце XIX века стала Африка (Заключительный акт Берлинской конференции 1885 г. о разделе Африки).

Международные договоры внедряются в самые различные сферы отношений между государствами, хотя союзные договоры продолжают играть ведущую роль. В большинстве своем это - агрессивные договоры о наступательном союзе, которые отражали борьбу капиталистических государств за раздел, а затем и передел мира.

Итоги этой борьбы закреплялись в многочисленных мирных договорах. Как союзные, так и мирные договоры вследствие растущих противоречий между капиталистическими государствами были непрочны и недолговечны. "Мирные союзы, - писал В.И. Ленин о договорах того времени, - подготовляют войны и в свою очередь вырастают из войн"*(36).

Образование капиталистического мирового рынка, широкое развитие международной торговли и мореплавания привели к необходимости договорной регламентации вопросов транспорта, связи, путей сообщения. Заключаются специальные договоры, устанавливающие правовой режим важнейших морских каналов и проливов (Константинопольская конвенция 1888 г. о режиме Суэцкого канала, договор между Чили и Аргентиной 1881 г. о свободе плавания по Магелланову проливу и др.), происходит договорная регламентация режима международных рек (акты Венского 1815 г. и Парижского 1856 г. конгрессов). Усложняется содержание торговых договоров и консульских конвенций, число их значительно увеличивается. Возникают новые виды договоров, такие как почтовые, телеграфные и железнодорожные конвенции, соглашения по вопросам международного частного права (о правовой помощи, о патентах и авторских правах). В последней трети XIX века договоры по этим вопросам приобрели многосторонний характер. На их основе возникают постоянные административные союзы (телеграфный - 1865 г., почтовый - 1874 г., железнодорожный - 1886 г. и др.). Многие из них предусматривают возможность присоединения к ним новых государств, то есть становятся открытыми, в отличие от замкнутых многосторонних договоров эпохи феодализма.

При помощи многосторонних договоров были сделаны первые попытки кодификации законов и обычаев войны (Парижская декларация по морскому праву 1856 г., Женевская конвенция 1864 г. о режиме раненых и больных, Петербургская декларация 1868 г., Гаагские конвенции 1899 и 1907 гг.). Гаагские конвенции, кроме того, установили и систему мирных средств разрешения международных споров. Так постепенно международный договор становится основным источником международного права.
По своей форме международные договоры приобретают вполне современный вид. Исчезает подробное перечисление различных титулов, знаков отличий и орденов уполномоченных. Выходит из употребления призыв к богам обеспечить соблюдение договоров. В преамбуле вместо этого говорится о полномочиях, "найденных в должной форме и полном порядке". Появляются приложения.
Двусторонние договоры, как правило, стали составляться на языках обеих договаривающихся сторон: употребление одного языка требовало специального соглашения. Многосторонние договоры чаще всего составляются на одном, французском, языке. Однако уже в Заключительном акте Венского конгресса 1815 г. оговаривалось, что использование в нем французского не будет рассматриваться как прецедент в будущем, и в 1826 году лорд Канинг дал указание своим дипломатам употреблять при переговорах английский язык и вследствии этого репетитор английского языка для детей стал весьма востребован.

При подписании договоров получил всеобщее признание принцип альтерната, установленный на Венском конгрессе.
Изменилась процедура ратификации международных договоров. Если раньше право ратификации неограниченно принадлежало монарху, то с возникновением парламентарного строя конституции буржуазных государств стали требовать предварительного одобрения наиболее важных договоров парламентами (одной из палат или обеими).

В связи с этим возникла проблема соотношения международного и внутригосударственного права в оценке действительности и юридической силы международных договоров. Появилось понятие "исполнительные соглашения", к которым стали прибегать буржуазные правительства с целью избежать обсуждения международных договоров в парламенте. Многочисленные секретные соглашения о грабеже, разделе и переделе мира между капиталистическими государствами были заключены именно таким способом.
Институт ратификации дополнился признанием права нератификации, то есть правомерности отказа от ратификации. В 1842 году этот принцип был признан в специальном протоколе, подписанном пятью державами, в том числе Россией.

С распространением многосторонних договоров в XIX веке возник и институт оговорок к ним в современном его понимании. Вначале оговорки при заключении многосторонних договоров делались весьма редко. Юридически они представляли собой явления неоформленные, большей частью примыкали к категории дополнительных постановлений. Только в период после 70-х годов XIX в. оговорки выделились из этой категории в самостоятельный международно-правовой институт. Они отличались от дополнительных постановлений и других согласованных положений многостороннего договора прежде всего своим односторонним характером. Оговорки стали употребляться как при подписании договора, так и при его ратификации.

Исчезли старые способы обеспечения международных договоров - клятва, заложники, поручительство пап, заклад ценностей. Основными способами стали различные международные гарантии, поручительство и оккупация территории. Принцип строгого соблюдения международных договоров официально не раз провозглашался многими буржуазными государствами, например, в Лондонском протоколе 1871 года, однако на деле грубо нарушался. Так, Англия и Франция систематически нарушали Парижский трактат 1856 года о нейтрализации Черного моря, в которое проводили под разными предлогами свои вооруженные силы, вследствие чего в 1870 году Россия была вынуждена отказаться от этого договора, ставшего фикцией.

В целях оправдания односторонних произвольных отказов от своих международных обязательств буржуазные государства все чаще стали ссылаться на так называемую оговорку rebus sic stantibus (о неизменности обстоятельств). В 1806 году Саксония заявила Австрии об отказе выполнять обязательства, вытекавшие из Пражского договора 1635 года, мотивируя свой отказ существенным изменением обстоятельств. В 1812 году на этом же основании Пруссия и Австрия расторгли договоры с Францией после разгрома наполеоновских войск в России. В 1864 году Пруссия и Австрия отказались исполнять Лондонский протокол 1852 года относительно Шлезвиг-Гольштинии. В 1881 году США, ссылаясь на изменившиеся обстоятельства, отказались от договора с Англией 1850 года и т.д.*(37)

Сроки, на которые заключались международные договоры, становились более разнообразными. Появились договоры с автоматической неопределенно-срочной пролонгацией.
В заключительных статьях договоры стали определять порядок их пересмотра, а также право отказа от них с заблаговременным предупреждением. Так возникло понятие "денонсация международного договора". Мирные договоры продолжали заключаться бессрочно, но нарушались чаще всего. С 1500 до н.э. по 1860 год "навечно" было заключено около 8000 мирных договоров, которые в среднем соблюдались и действовали не более двух лет*(38).
Рост числа и значения международных договоров в XIX - начале XX века привел к тому, что в буржуазной науке международного права все больше внимания стало уделяться праву международных договоров.

Большое влияние на развитие буржуазной науки международного права оказали великие немецкие философы Кант и Гегель, а еще раньше - Гоббс и Спиноза, в произведениях которых много интересных мыслей было высказано непосредственно и о международных договорах*(39). Английский философ Гоббс, исходя из своей концепции о войне всех против всех, утверждал, что международный договор утрачивает обязывающую силу, коль скоро с обеих сторон, заключивших договор, возникает страх. Еще дальше шел голландский философ Спиноза, который вообще сомневался в возможности обеспечить добросовестное выполнение государствами международных обязательств и допускал самое широкое применение clausula rebus sic stantibus в договорных отношениях. Следуя в своей трактовке естественного права за Гоббсом и Спинозой, Гегель утверждал, что в обществе все время происходит смена состояний верности трактатам и отказа от них, в чем заключается диалектика развития международных отношений. В то же время соблюдение трактатов он считал принципом международного права.

В конце XIX - начале XX века на Западе и в России были изданы многочисленные курсы международного права, в которых обширные разделы были посвящены международным договорам. Таковы курсы Ф. Листа (Германия), П. Фиоре (Италия), П. Прадье-Фодере (Франция), Л. Ривье (Бельгия), Д.И. Каченовского, Ф.Ф. Мартенса (Россия) и др. Договорам посвящаются не только обширные разделы в известных общих курсах международного права в России и на Западе, но и специальные работы по теории международного договора и даже по его отдельным вопросам. В их числе исследования Л.А. Камаровского "К учению о трактатах" (1887 г.), П.Н. Казанского "Опыт договорной теории права народов" (1903 г.), К. Бергбома "Договоры и законы как источники международного права" (1877 г.), Г.М. Михайловского "Юридическая обязательность международных договоров" (1913 г.). Из работ зарубежных авторов наибольший интерес представляют книги Г. Еллинека "Юридическая природа международных договоров" (1880 г.), О. Ниппольда "Международный договор" (1894 г.), Э. Зелигмана "Заключение и действие международных договоров" (1890 г.)*(40).
Значительный рост числа международных, особенно многосторонних, договоров побудил ряд русских, а также зарубежных ученых начать систематическую работу по составлению специальных сборников договоров. Продолжается публикация сборников международных договоров, начатая Ф.Ф. Мартенсом.

В России появляются ценнейшие собрания договоров и других дипломатических документов: "Собрание государственных грамот и договоров" Н.П. Румянцева (1813 г.), "Полное собрание законов (и договоров) Российской Империи" М.М. Сперанского (1833 г.), "Договоры России с Востоком" Т.Л. Юзефовича (1869 г.). Но самым замечательным было пятнадцатитомное издание "Собрания трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными государствами" (1874-1909 гг.) Ф.Ф. Мартенса. Это издание включает договоры России с Австрией, Германией, Англией и Францией с 1648 по 1909 год. Особая ценность этого издания состоит также в том, что в нем дается история заключения приводимых международных договоров, а вместе с тем развертывается история международных отношений и дипломатии. Текст договоров, равно как и пояснения к ним, здесь идет параллельно на русском и французском языках. Издавались и другие сборники международных договоров как в России, так и за рубежом (в Англии, США, во Франции, в Германии, Италии, Испании, Китае, Японии)*(41). Особое место занимают сборники Ж. Барбейрака, Ж. Дюмона и Р. Скала, которые содержат тексты договоров древних и средних веков.

Талалаев А.Н. Право международных договоров. Том 1: Общие вопросы (отв. редактор Л.Н. Шестаков). - "Зерцало", 2011 г.

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.