Бизнесу необходима амнистия



Бизнесу необходима амнистия

Предприниматели стали классом. Но не в смысле способности защищать и бороться за свои права, а в привычном, российском смысле — классом преследуемых и угнетаемых. «Уезжаем в Лондон», — говорят бизнесмены из ЦАО Москвы.

Но все уехать не могут. И те, кто остается, должны задуматься: в какой среде они будут жить? Сегодня никто и никому не верит. Инертность и безразличие. «Меня не коснется», — думает большинство. И часто ошибается.

Когда касается — уже поздно. Противостоять правоохранительно-прокурорской машине практически невозможно. Сначала провокаторы вымогают миллионы «за закрытие уголовного дела», потом кидают и они. И вот «бизнесмен из ЦАО» остается в полном одиночестве с адвокатами, которым тоже нельзя доверять. Далее сценарий типичен: срок, тюрьма, надежда на УДО.

По некоторым оценкам, около трехсот тысяч осужденных по экономическим преступлениям отбывают наказания в тюрьмах, условно осужденных еще больше. Каждый шестой российский предприниматель осужден. Около 30 тыс. в год осуждается только по статье «Мошенничество».

Новый тренд: к предпринимателям стали активно применять статью 201 (злоупотребление полномочиями). Обвинение против одного гендиректора формулируется так: злоупотребление служебными полномочиями. Заключается оно в том, что он продал актив, принадлежащий предприятию, на 35 млн руб. ниже рыночной стоимости, чем нанес ущерб государству. Экспертизы соответствия рыночной стоимости во внимание не приняты, заявления потерпевшего нет. Четыре месяца директор предприятия провел в СИЗО, на время суда выпущен под залог.

Реформы уголовного законодательства, которые проводил Дмитрий Медведев, не исправят сложившуюся практику торговли полномочиями и законом. Не вернут они и тысяч сидящих. Они помогут новым владельцам собственности не быть арестованными.

Но как быть тем, кто уже там? Надеется, что суд разберется? Попавших за решетку предпринимателей принято называть мошенниками и ворами. Правильно ли это? При том огромном уровне коррупции, при несовершенстве законов, при его размытых формулировках, ссылках на несуществующие законы, можно ли не нарушить закон? А если нельзя, то почему надо верить суду, который в 99,9% случаев дает предпринимателю обвинительный приговор?

Когда в СИЗО умер Сергей Магницкий, я писала, что лучшим памятником ему могла бы стать амнистия заключенных по экономическим статьям. Таких, как Магницкий, там много. Просто у них есть силы жить и выдерживать пытки. Само пребывание в тюрьме — пытка. Особая пытка — быть невиновному в тюрьме.

В России легко верят властям. «Вор должен сидеть в тюрьме» — понятный тренд. Но количество находящихся в СИЗО зашкаливает. Амнистия нужна всем — и обществу (надо бы вспомнить, что такое милосердие), и политикам (нужно начинать делать что-то реальное для бизнеса), и самим предпринимателям (реальное действие государства, а не только слова и выборочная денежная помощь).

«Судебные ошибки следует исправлять в индивидуальном порядке, а не путем принятия широкомасштабных амнистий», — отвечает глава комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников на внесенный депутатом «Справедливой России» Кирой Лукьяновой проект амнистии по «экономическим» статьям Уголовного кодекса. Единороссы назвали этот законопроект предвыборным пиаром.

Обращение к Медведеву о необходимости модернизации Уголовного кодекса и проведении амнистии подписали 26 человек, в том числе зампред Конституционного суда в отставке Татьяна Морщакова, Верховного суда в отставке Владимир Радченко, предправления ИНСОРа Игорь Юргенс, президент РСПП Александр Шохин.

Надо выпустить предпринимателей из тюрьмы. И точка.

Яна Яковлева
Источник: mn.ru

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.