Поможет ли новая система финансирования подтянуть «дворовые» школы



Поможет ли новая система финансирования подтянуть «дворовые» школы

С апреля в 125 московских школах внедряется новая система финансирования. О том, как изменятся зарплаты педагогов и поможет ли новый финансовый порядок подтянуть обычные "дворовые" школы до уровня гимназий и лицеев, обозреватель Андрей Чернаков расспросил замруководителя столичного департамента образования Наталью Шерри.

известия: Можно ли сказать, что с началом этого проекта в Москве реально заработает новая система оплаты труда учителей?

наталья шерри: Новая система оплаты - один из основных экономических механизмов реформирования школьного образования наряду с нормативно-подушевым финансированием. Ее цель - оплата труда учителя исходя из результатов его работы. Сегодня московские школы получают средства по смете в соответствии с учебным планом, а в этих вопросах всегда хватало субъективизма. Мы же предлагаем такую модель финансирования, при которой директор школы будет свободен в распоряжении средствами внутри своего учреждения - ведь он, как руководитель, лучше видит проблемы и знает, как их решать. Если школа станет востребованной - средств будет больше. А востребованной она будет, когда станет интересна родителям и ученикам. Такая школа всегда будет наполнена детьми, а деньги сегодня, как известно, следуют за учеником. Это и есть основной принцип нормативно-подушевого финансирования. Простая цепочка: больше востребованности - больше учеников - больше денег. На пилотный проект из городского бюджета выделено 758,7 млн рублей.

и: Вы упомянули субъективизм в финансировании образовательных учреждений. Что имеется в виду?

шерри: То, что в Москве одни образовательные учреждения финансировались неплохо, а другие, наоборот, недофинансировались. К числу последних относились как раз обычные общеобразовательные, наиболее массовые школы. Именно такие школы мы и выбрали для пилотного проекта. Цель - подтянуть норматив и приблизить их к гимназическому, лицейскому уровню качества. Мы отработаем все риски, будем сопровождать "пилотников" практически в ручном режиме. По ходу работы будем обсуждать с коллегами-директорами, управляющими советами, общественностью проблемы и способы их решения, анализировать ситуацию и лишь после этого сможем рекомендовать данную модель остальным.

и: Значит, теперь в Москве будут финансировать не статус школ и их штатное расписание, а качество обучения и количество учащихся?

шерри: Я бы сформулировала иначе. Мы отказываемся от субъективного подхода к финансированию вообще и переходим, не сочтите это пафосом, к честному финансированию. Каждый конкретный ребенок должен получить необходимый государственный стандарт вне зависимости от того, из какой он социальной среды, семьи, района. То есть мы будем финансировать обучение ребенка, а не стены учебного заведения, в которых порой и детей-то нет. Вот сейчас идет запись в первый класс. Родители волнуются, что не все попадут в "сильные" школы, а ведь их в Москве немало, просто не все "на слуху".

и: Неужели?

шерри: Поверьте мне на слово. Догадываетесь, почему они себя не рекламируют?

и: Очевидно, им и так хорошо...

шерри: Правильно. Директорам таких школ сегодня нет смысла привлекать "лишних" учеников. Да и зачем афишировать успехи, если финансирование все равно зависит от сметы, а та утверждается людьми. В Москве уже была попытка ввести норматив. Но оказалась неудачной, поскольку деньги до школ не доходили, перераспределяясь в пути, а смета продолжала это регулировать. Вот и получается, что, с одной стороны, у директора нет заинтересованности в сохранении контингента. А с другой - система финансирования, выстроенная по принципу запретов буквально на все, гасит активность и руководителей, и целых педагогических коллективов. Можно отказаться от трудных детей, можно не соблюдать лицензионную наполняемость - на финансирование это не влияет. Школы становятся все меньше, сокращается нагрузка на учителей, а значит, и их зарплата, начинают уходить квалифицированные кадры... Так некогда хорошие школы теряют свою привлекательность. Это, конечно, упрощенная схема, но характерная. Забавно и то, что по сравнению с коллегами из других регионов средств у московского директора школы, в общем, достаточно, а права их тратить - нет. Оставалось раздувать штаты...

и: Вот и набирали по девять замов, как рассказывал глава департамента образования Исаак Калина...

шерри: Конечно. Так вот сегодня, сохраняя тот же фонд, а школам-пилотникам, вошедшим в проект, даже погашая недофинансированность, мы практически даем директору возможность эффективно распорядиться своими деньгами. Теперь они могут быть направлены на повышение зарплаты тем педагогам, которые дают качество.

и: Это уже похоже на схему работы автономного учреждения.

шерри: Верно. Когда меня сегодня спрашивают, что такое настоящее автономное учреждение, я всегда отвечаю: это очень просто - в автономном учреждении среди бела дня никогда не будет гореть свет, поскольку его сотрудники знают, что сэкономленное электричество - это тоже их зарплата.

и: А зарплата самих директоров при новой системе не пострадает? И нет ли здесь опасности, что школьные руководители постараются вернуть привычный им уровень доходов другими способами, в том числе не самыми законными? Особенно, если школа будет востребована у родителей?

шерри: Нет, это не так. Существует ряд организационных механизмов, которые мотивируют директора не только на увеличение зарплаты учителям, но и на оптимизацию штатного расписания в целом, поскольку административно-управленческий персонал съедает львиную долю общего фонда оплаты труда. И понятно, что коль уж мы мотивируем учителей, то и директор тоже должен быть простимулирован. Поэтому мы предлагаем поставить зарплату руководителя в зависимость от средней зарплаты педагога этой школы. По нашим предварительным расчетам, падения директорских зарплат не будет. Если школа сможет привлечь учеников, у директора появится возможность повысить зарплату работникам и себя при этом не забыть. Понимаете, ведь каким бы он ни был порядочным человеком, какой ему был смысл раньше экономить средства, если их все равно приходилось возвращать в бюджет? Сегодня же, когда при эффективном управлении у него будет формироваться и расти стимулирующий фонд, директор быстро поймет, что, пуская эти деньги на развитие, привлекая к себе детей, расширяя образовательную среду и материально поддерживая лучших учителей, он повысит и свою зарплату.

и: А общественность как-то будет задействована в этих реформах?

шерри: Не просто будет, а без нее вообще ничего не получится. Каждому директору предстоит выстроить и отработать систему общественного управления школой, включая общественно-государственное соуправление, поскольку по-другому в новых условиях работать практически невозможно. Большая свобода предполагает и большую ответственность, прежде всего за результат. Помимо государства непосредственным заказчиком образовательной услуги прежде всего являются родители. И их внешняя оценка работы школы будет для директора не менее важной, чем, скажем, результаты ЕГЭ или аккредитация.

и: Желающих участвовать в проекте было много?

шерри: Гораздо больше, чем в итоге в него вошло. Многие просят включить их в этот проект даже без дополнительных средств - разумный директор прекрасно понимает перспективы. К нам ежедневно поступают просьбы об участии в "пилоте". Даже несколько руководителей детсадов написали - обижаются, что их не включили. Сейчас активно идет процесс обучения директоров работе в новых условиях. Курсы, которые организовал Московский институт открытого образования, уже посетило около 400 руководителей, включая представителей школ-пилотников. Обучение идет непрерывно.

и: Чему их там учат?

шерри: В первую очередь современному менеджменту: рассказывают об организационных и экономических механизмах, которые позволят повысить качество образования и оценить его результат.

и: Как именно будет отслеживаться успех школы в пилотном проекте? Есть ли другие инструментарии, помимо ГИА, ЕГЭ, олимпиад и независимых аттестаций, которые дадут четкую картину и позволят утверждать: да, эта школа повысила качество, а эта - нет?

шерри: Конечно, этот проект требует внятной системы оценки качества, которая сейчас дорабатывается. Есть много интересных решений по независимой и внутришкольной оценкам, мониторингу динамики индивидуальных достижений учащихся, их мотивации к учебе и т.д. Все это предстоит обобщить, но хочу подчеркнуть, что каждая школа в итоге разработает собственную шкалу индикаторов с учетом своей специфики - ведь школы, как и люди, разные. Сегодня эта работа идет на всех уровнях, от городского до школьного. Мы объявили конкурс на лучшую модель системы учета индивидуального прогресса учеников и внутришкольного управления. Победителей ждут солидные денежные гранты. Кроме того, наши надзорные органы разрабатывают новую систему внешней оценки. Цель - сделать ее в максимальной степени независимой на всех уровнях обучения. Так что сегодня и мы, и большинство школ живем в режиме постоянных мозговых штурмов: обсуждаем проект, разрабатываем предложения, проводим "круглые столы", общаемся. Ведь общение - незаменимая вещь в любом профессиональном сообществе.

КОММЕНТАРИИ

Андрей Верглинский, директор средней школы N 18, которая вошла в пилотный проект:

- В этом году получим в виде субсидий 2,3 млн рублей. Уже подготовили план развития школы. В ближайшее время предстоит перефор-матировать наш школьный совет в управляющий, который получит право распределять стимулирующую часть фонда оплаты труда. Один из механизмов измерения качества образования - внедрение карт индивидуальных достижений учащихся, учителя и школы в целом. Например, у нас в этих картах будут отражены личные достижения ученика не только в учебной, но и во внеурочной деятельности. А еще будем замерять психологическое состояние и мотивацию ребенка, степень его удовлетворенности учебой, предметами, учителем. И даже степень комфортности - ведь если ощущение комфорта от пребывания в школе растет, это тоже показатель качества.

Ефим Рачевский, директор ЦО N 548 "Царицыно", член Общественной палаты РФ:

- Этот проект я расцениваю как грамотный шаг: действовать решили не методом кавалеристской атаки, а по-умному. Из полутора тысяч московских школ взяли по одной в каждом районе и, как я понял, впервые решили апробировать там новую экономическую модель, предусмотренную 83-м федеральным законом. Это действительно опережающий шаг даже по сравнению с теми регионами, где реализовывались комплексные проекты модернизации образования. Традиционно в поле зрения столичного руководства образования находились брендовые школы, гимназии и лицеи. Они всегда развивались в инновационном режиме, пользуясь повышенным спросом у населения. Обычным же школам уделялось мало внимания. Думаю, новое руководство идет к тому, чтобы не мешать сильным и поддерживать слабых.

Известия науки

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.