Управа на труд



Управа на труд

Бизнес-организации негодуют по поводу законопроекта, направленного против заемного труда. Этот документ грозит компаниям потерей возможности брать персонал из других фирм в аренду, что бывает необходимо во многих отраслях.

Трудовая озабоченность

Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ) всерьез встревожена законопроектом о запрете гражданско-правовых договоров (ими оформляется заем рабочей силы) с работниками, когда есть основание заключить с ними обычный трудовой договор. Документ внесли в Госдуму еще в ноябре 2010 года, и, если он станет законом, работодатель, безосновательно заключивший гражданско-правовой договор при наличии "признаков трудовых отношений" (по Трудовому кодексу (ТК) к ним относятся, например, обязанность работника выполнять за плату заранее определенную трудовую функцию и подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка), будет штрафоваться на 50-100 тыс. руб., если он юрлицо; штраф для частных предпринимателей - 10-20 тыс. руб. На пресс-конференции 7 февраля представители АЕБ сообщили, что запрет на заемный труд может оставить без работы до 100 тыс. человек, в том числе 3 тыс. высококвалифицированных иностранных специалистов, работающих по соответствующим схемам. Они числятся в штате зарубежных компаний, в Россию откомандированы и увольняться из своей французской, допустим, компании, чтобы перейти в российскую, не захотят. По мнению представителей АЕБ, под угрозой могут оказаться и российские агентства по подбору персонала.

Авторы законопроекта напирают на то, что сейчас работник по займу не защищен соцгарантиями, а заемный труд "размывает ответственность работодателя". В Минздравсоцразвития атаку на гражданско-правовые договоры поддержали. В ведомстве полагают, что нужно "оперативно реагировать на злоупотребления, возникающие в сфере этих договоров".

Авторы законопроекта - председатель комитета Госдумы по труду и социальной политике Андрей Исаев и депутат Госдумы Михаил Тарасенко. "Андрей Исаев - зампред мощной и лояльной власти Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР), Тарасенко - председатель горно-металлургического профсоюза. Они позиционируют себя как защитники прав трудящихся, особенно перед выборами",- рассказывает лидер профсоюза "Единство" на АвтоВАЗе Петр Золотарев. Заемный труд ему не нравится. По его словам, Межрегиональный профсоюз работников автомобильной промышленности (частью которого является "Единство") долго добивался внесения в Госдуму подобного законопроекта, но предсказать судьбу документа сложно. Единого взгляда на трудовую политику наверху нет, а лобби промышленников в Госдуме и правительстве может оказаться сильнее профсоюзного.

Впрочем, в прошлом году профсоюзы уже выиграли одну битву с промышленниками. Осенью 2010 года комитет РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей) по рынку труда, который возглавляет Михаил Прохоров, подготовил проект поправок к ТК. Комитет предложил законодательно закрепить возможность введения с согласия работника 60-часовой рабочей недели. Идея была раскритикована профсоюзами, а затем президентом и премьером. "Увеличением рабочих часов производительность труда точно не повысить",- уверен Золотарев. Он ссылается на основоположника научной организации труда Фредерика Тейлора, тот, мол, еще в начале XX века доказал, что производительность труда уменьшается с увеличением рабочих часов: когда работники переутомляются, они непродуктивны.

В своем блоге Михаил Прохоров указал, что скандал с поправками не стоит и выеденного яйца. "60-часовая рабочая неделя - это норма действующего законодательства, так уже давно работают совместители,- пишет Прохоров.- А мы ведь предлагаем элементарную техническую поправку: по желанию работника и без оформления никому не нужных бумаг работать на полторы ставки на своем основном рабочем месте".

"Позиция Прохорова обусловлена необходимостью срочно принимать меры, которые позволят повысить производительность труда в стране",- комментирует Виталий Федин, гендиректор НИИ труда и социального страхования Минздравсоцразвития.

По данным исследования McKinsey & Company, в 2009 году (подобные исследования McKinsey проводит раз в десять лет) производительность труда в России оказалась примерно втрое ниже, чем в США. Среди инструментов для улучшения этого показателя эксперты McKinsey & Company назвали программы поддержки мобильности трудовых ресурсов. "Мобильность трудовых ресурсов чрезвычайно важна, так как обеспечивает их перераспределение между отраслями и регионами по мере повышения производительности",- пишут в своем докладе аналитики. Заемный труд как раз пример такой мобильности.

Из аутстафферов в аутсайдеры

Законопроект Исаева и Тарасенко гласит: "Организации по содействию в трудоустройстве населения не вправе заключать с лицами, ищущими работу, трудовые договоры с целью передачи (предоставления) их для использования их личного труда другим организациям или индивидуальным предпринимателям".

Если все пойдет так, как задумали законодатели, то под вопросом окажется существование компаний, предлагающих сразу два вида услуг - лизинг персонала и аутстаффинг.

"Когда компании ради оптимизации профильного бизнеса выводят за свой штат сотрудников и оформляют их в агентствах, предлагающих такие услуги, это аутстаффинг, он очень распространен в Европе и США,- объясняет Юрий Вировец, президент компании HeadHunter.- Лизинг персонала - то же самое, это когда фирма принимает на работу новых, дополнительных сотрудников, юридически оформленных в специализированном агентстве". В России всем этим занимаются, как правило, одни и те же компании.

Важный момент. Многие считают, что законопроект пытается извести аутсорсинг. Это схема, когда компания передает определенную функцию стороннему исполнителю, и на аутсорсинг предлагаемые в законопроекте меры не распространяются.

Кадровый лизинг позволяет решать многие нестандартные задачи. Ольга Банцекина, председатель комитета по трудовым ресурсам АЕБ и глава представительства компании Coleman Services в России, вспоминает, как в 2009 году одному заводу срочно понадобилось привлечь на производство около 200 человек на пару месяцев. "В соседнем регионе как раз работали по займу сотрудники Coleman Services, но завод, на котором они трудились, начал простаивать. Мы быстро переправили их на завод, которому были нужны работники. Они подзаработали, все были довольны",- рассказывает она.

Впрочем, с заемным трудом все не так уж просто. Многое из того, что есть в российском трудовом законодательстве,- наследие советских времен. "Заемный труд не регламентируется, возникает неразбериха. Непонятно, кто отвечает за охрану труда. Кадровое агентство не имеет доступа к территории, на которой работает его сотрудник. Договоры сочиняются без установленных или рекомендованных форм",- жалуется Юлия Смирнова, директор по развитию бизнеса холдинга "Империя кадров".

Типичная, по словам Смирновой, ситуация: выведенный за штат консультант, который работает в парфюмерном магазине, разбивает или крадет флакон дорогих духов. В таких случаях всегда происходит неприятное трехстороннее разбирательство, и часто возмещение убытка пытаются повесить на кадровое агентство-провайдера. Или увечья. Курьер идет куда-то по заданию, поскальзывается, падает, получает травму. По идее ущерб должно компенсировать кадровое агентство. Но и тут много вопросов. Клиент мог отправить курьера ночью, неудобным маршрутом - задание дает не кадровое агентство.

По словам Ольги Банцекиной, рынок заемного труда в прошлом году прибавил 60%, а до этого ежегодный прирост составлял 30-40%. "За прошлый год рынок вырос не меньше чем на 50%",- подтверждает Юрий Вировец. Он считает, что в Москве на поле аутстаффинга действует не более десяти агентств. Лидеры - "Анкор", Kelly Services, Manpower, Adecco.

Аутстаффинг больше всего востребован компаниями из сфер ритейла и производства. Кассиры, работники склада, упаковщики, сборщики на конвейере - типичные аутстаффинговые профессии. По словам Ольги Банцекиной, не чураются этой схемы и тяжелая промышленность с нефтянкой. "Аутстаффинг используется практически во всех отраслях бизнеса, поскольку позволяет сократить затраты на ведение бухгалтерского учета, содержание HR-службы",- говорит Анастасия Котельникова, старший юрист юридического центра "Глосса".

Компания-провайдер, работающая в аутстаффинге, берет с фирмы, которая предоставляет специалиста, выводя его за штат, 7-15% зарплаты с налогами или какую-то фиксированную сумму. Возможна также дополнительная плата за администрирование командировочных расходов. "Чем больше сотрудников ведет провайдер, тем меньший процент берет; он может снизить свое вознаграждение и до 5% зарплаты",- отмечает Юлия Смирнова.

Как объясняет Анастасия Котельникова, по схеме работодателем и, соответственно, плательщиком налогов является аутстаффинговая компания, оказывающая услуги по предоставлению труда работников компании-заказчику, для которой в конечном итоге работники и трудятся.

При заключении гражданско-правового договора (например, договор на оказание услуги) страховой взнос не платится, на нем можно сэкономить, но такой договор нельзя заключать больше трех раз подряд с одним человеком на одинаковую работу. В противном случае налоговая инспекция заставит компанию подписать с ним трудовой договор. То есть, по сути, ограничения по гражданско-правовым договорам существуют и в действующем законодательстве.

К слову, узнав о законопроекте, крупные кадровые агентства пытались сделать ответный ход - внести предложение о лицензировании аутстаффинговых услуг. Но пока эта инициатива поддержки не нашла.

Представители независимых от власти профсоюзов предложение о запрете заемного труда считают правильным. "Наш завод, АвтоВАЗ, разделен на множество подразделений, в части подразделений сотрудники выведены за штат предприятия и числятся сотрудниками других юрлиц. На некоторые работы через кадровые агентства нанимаются люди, которые вообще никогда не работали на АвтоВАЗе,- рассказывает Петр Золотарев.- На этих людей не распространяется действие коллективного договора, заключенного между нашим профсоюзом и предприятием, соответственно, нет никаких доплат и социальных выплат и работодатель не несет никакой ответственности в случае травм или отравления человека химическими веществами".

Виталий Федин между тем уверен, что следует не запрещать заемный труд, а вносить поправки в ТК, которые обеспечивали бы соблюдение трудовых прав работника в таких отношениях и одновременно экономических интересов работодателя. А Юлия Смирнова из "Империи кадров" замечает, что для обслуживания сочинской Олимпиады придется привлекать огромное количество временного персонала. И как выкручиваться, если это будет запрещено?

Анастасия Каримова, "Коммерсант"

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.