Российское здравоохранение



Российское здравоохранение

Здравоохранение представляет собой критически важную жизнеобеспечивающую систему общества. Ухудшение качества медицинской помощи сразу же приводит к снижению продолжительности и качества жизни, а также к росту преступности. В настоящее время в Российской Федерации сложилась предкризисная ситуация. Налицо деградация экономики, деморализация населения, упадок культуры, рост экстремистских и упадочных настроений.

картинка

Для того, чтобы целостно охарактеризовать состояние отрасли здравоохранения, следует определить основные показатели, которые на количественной и объективной основе характеризуют его. Если же количественная характеристика невозможна, то следует перечислить основные тенденции, влияющие на тот или иной аспект состояния здравоохранения в стране.

Японский хирург Т. Исикава предложил для характеристики состояния здравоохранения Японии в послевоенный период модель «Четырех М». Согласно этой модели, состояние здравоохранения может быть охарактеризовано по следующим направлениям (первые буквы английских слов начинаются на «М», откуда и происходит название модели оценки состояния здравоохранения:

Модель оценки состояния здравоохранения Исикавы

картинка

Рассмотрим последовательно состояние этих четырех составляющих — лимитирующих факторов для качества медицинской помощи. Везде далее используются данные ВОЗ [5], если не сказано другое.

Материально-техническое оснащение ЛПУ

При оценке этого фактора следует принимать во внимание как непосредственное число ЛПУ и общее число коек в них, так и показатели интенсивности использования коечного фонда, прежде всего, длительность пребывания пациентов в стационарах. Следует отметить, что средние для страны параметры материально-технического оснащения ЛПУ будут некорректно характеризовать состояние оснащения для отдельных учреждений, потому что для качественного оказания медицинской помощи важно наличие всех материальных средств именно в то время и в том месте, где оказывается помощь конкретному больному, а не вообще «где-то на территории страны». Россия — страна с большой территорией и малой плотностью населения. Поэтому по сравнению со странами Европейского Союза, России требуется больше стационарных ЛПУ и поликлиник.

На протяжении реформ в России наблюдалась тенденция сокращения числа ЛПУ. Наиболее резкое сокращение началось после 1995 года. В период с 1990 года по 2006 год число стационаров на 100 тыс. населения снизилось с 8.6 до 4.5 (см. рисунок 2)

Рисунок 2: Число стационарных ЛПУ в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза на 100 тыс. населения.

картинка

Наибольшее число больниц в России было закрыто в регионах с малой плотностью населения, а также в сельской местности. В результате доступность квалифицированной медицинской помощи резко снизилась. Из графика видно также, что уменьшение числа больницы было наиболее сокрушительным после 2004 года. Для сравнения, в Евросоюзе тоже происходило некоторое уменьшения числа стационаров, но это было связано с позитивными факторами — централизацией квалифицированной помощи и специализацией клиник с целью повышения качества лечения.

Рассмотрим теперь динамику коечного фонда. На фоне резкого увеличения случаев заболеваний, требующих безусловного лечения в условиях стационара, в России сокращается коечный фонд. Количество коек стационаров всех типов в России достигло в 2006 году 965 коек на 100 тыс. населения (в 1990 году оно составляло 1300 коек). Сокращение происходило преимущественно за счет закрытия больниц в столицах субъектов федерации и в сельской местности (см. рисунок 3).

Рисунок 3: Число коек стационаров всех видов в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза на 100 тыс. населения.

картинка

Для полноты картины следует привести еще данные о среднем времени пребывания пациента в стационаре, которые характеризуют как уровень совершенства медицинских технологий, с одной стороны, так и тяжесть заболеваний, с другой (см. рисунок 4):

Рисунок 4: Средние сроки пребывания пациентов в стационарах России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, дней.

картинка

Как видно из приведенной диаграммы, в России средняя длительность пребывания пациента в стационаре, хотя и уменьшилась в период с 1990 по 2006 годы с 16 до 13 дней, но все равно продолжает оставаться выше, чем в Евросоюзе (9 дней по состоянию на 2006 год).

Можно сделать однозначный вывод о том, что объем и качество медицинской помощи в России снижаются. Наиболее сильное сокращение материально-технической базы происходит в регионах, удаленных от городов федерального значения и столиц субъектов Российской Федерации. Это ставит под сомнение возможность оказания качественной медицинской помощи в объеме пакета ОМС или ДМС на всей территории страны.

Следует также сказать о том, что в национальной статистике (несекретной) отсутствуют данные об оснащении стационаров клиник высокотехнологичной медицинской техникой (диагностической, хирургической, патолого-анатомической и другой). Даже в Москве и Санкт-Петербурге нередко отсутствует возможность оперативной диагностики заболеваний, представляющих угрозу жизни, благополучию и достоинству человека. Например, в Москве имеется дефицит лабораторий для диагностики антигенных свойств крови (за исключением систем ABO и Резус, которые определяют повсеместно). Это существенно ограничивает возможности службы переливания натуральной крови человека. Очень плохо оснащены стационары урологического и андрологического профиля, имеется дефицит услуг анализа спермы, диагностики репродуктивных патологий у женщин. Нет достаточного числа оборудования для комплексной кардиодиагностики. Не хватает и учреждений профилактической медицины. Достаточно сказать, что в 2007 году на всю Россию с населением более 140 млн. человек приходилось всего 1624 учреждения ЛФК (включая фитнес-клубы и отделения восстановительной медицины при ЛПУ). Не хватает и других видов материально-технического оснащения: транспорта, предметов ухода за больными, лекарств. Ветшают здания и сооружения больниц и поликлиник. Можно было бы продолжить перечисление недостатков материально-технического обеспечения ЛПУ, но эта тема выходит за рамки данного исследования.

Финансирование здравоохранения

Данные о финансировании здравоохранения приведены на рисунке 5. В Российской Федерации в 2005 году на медицинское обслуживание одного человека государством была выделена сумма в эквиваленте 561 доллара США. Для сравнения, в Евросоюзе этот показатель составил 2468 долларов. Значительно различается и структура расходов: в Европейском союзе, например, на капитальное строительство сооружений ЛПУ тратится лишь 4% из суммы расходов, в то время, как в России эта величина колеблется по регионам от 6 до 20%. Эти тенденции отражают не только потребность в обновлении и замещении выбывающих основных фондов, но и эффективность расходования средств. Простой расчет показывает, что если расходы на одного пациента в Евросоюзе в пять раз больше, чем в России, а доля затрат на капитальное строительство — в пять раз ниже, то на строительство будет тратиться и в Евросоюзе, и в России примерно одинаковое количество денег. Однако же в России покупательная способность этой суммы намного меньше, чем в Евросоюзе, так как стоимость строительных материалов, оборудования связи, водоснабжения, санитарной техники и медицинского оборудования в целом выше (большая часть из всего перечисленного импортируется из Евросоюза и стран СНГ).

По данным агентства РБК, до 50% затрат на здравоохранение в России приходится на фонд заработной платы медицинских работников. Примерно столько же идет в фонд заработной платы из бюджета здравоохранения и в Евросоюзе. Таким образом, заработная плата медицинского работника (врача, медицинской сестры или фельдшера, психолога) в России составляет, в среднем, в 5 раз меньше, чем в Европейском Союзе (например, в Москве врач получает в эквиваленте 1 тыс. долларов, а в странах ЕС — до 6 тыс. долларов).

Рисунок 5: Общие расходы на здравоохранение, в пересчете на одного гражданина в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, доллары США.

картинка

Человеческие ресурсы отрасли здравоохранения

При оценке человеческих ресурсов следует принимать как количественные показатели (количество врачей, медицинских сестер, психологов), так и качество их знаний. Для простоты восприятия, вопрос о квалификации медицинских кадров будет рассмотрен именно в этом разделе, хотя зарубежные специалисты нередко относят квалификацию к области моральных факторов, так как мораль и квалификация тесно взаимосвязаны.

Данные о динамике числа врачей и медицинских сестер приведены на рисунках 6 и 7. Как видно, в России врачей на 100 тыс. населения намного больше, чем в Евросоюзе: по состоянию на 2006 год — 431 и 320 человек, соответственно. По данным государственной статистики, в период экономических реформ число врачей в России возросло с 407 до 431 человека на 100 тыс. населения, а в Евросоюзе — с 289 до 320. Число медицинских сестер в России оставалось на постоянном уровне около 800 на 100 тыс. населения. Обращает внимание на себя резкое падение численности медицинских работников на Украине. Кадровая катастрофа в этой стране, произошедшая в середине 1990-х годов, может рассматриваться как возможный сценарий кризисного развития событий в России.

Таким образом, численная кадровая база здравоохранения в рассмотренных странах, за исключением Украины, оставалась на постоянном уровне.

На природу различий в качестве медицинской помощи проливают свет данные о количестве врачей, приходящихся на 100 коек в стационарах всех видов, а также данные о числе врачей общей практики, которые приведены на рисунках 8 и 9.

Как видно из приведенных данных, в России число врачей на 100 коек значительно отстает от Европейского союза. Это различие на 2006 год было полуторократным, и по последним данным продолжает увеличиваться. В Евросоюзе осуществляется постепенный переход к модели всеобщей компетентности медицинских кадров, при которой врач стационара должен одинаково хорошо разбираться и в вопросах терапии, и в хирургии, и в психиатрии и других главных специальностях (а также иметь свою основную специализацию). В нашей стране число специалистов широкого профиля, хотя и растет, но все еще не превышает 20%.

Рисунок 6. Общее число врачей на 100 тыс. населения в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, человек

картинка

Рисунок 7. Общее число медицинских сестер на 100 тыс. населения в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, человек

картинка

Рисунок 8. Общее число врачей на 100 коек, все типы стационаров в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, человек

картинка

Рисунок 9. Общее число врачей общей практики, все типы ЛПУ в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, человек

картинка

Следует заметить, что интерес к получению медицинских специальностей врачебного и психологического профиля остается постоянно высоким. И в России, и в Евросоюзе в 1990-2000 годы наблюдалось снижение выпускаемых врачей, однако сейчас это число снова растет.

Главная проблема для Российского здравоохранения — нехватка квалифицированных медицинских кадров, прежде всего, врачей и медсестер, осуществляющих уход за больными.

Все более острой становится проблема низкой квалификации молодых врачей. Объективную оценку качества знаний студентов-медиков дает методика ФЭПО (Федерального экзамена в области профессионального обучения), которая предполагает проведение независимого письменного тестового контроля знаний студентов после сдачи ими курсового экзамена. Опыт проведения ФЭПО в ряде московских медицинских и психологических вузов (РГМУ им. Н.И. Пирогова, МГППУ, МГУ им. М.В. Ломоносова) показал, что выживаемость знаний студентов продолжает оставаться чрезвычайно низкой. Многие студенты, например, прослушав курс оперативной хирургии, не могут ответить на крайне простые вопросы, например, о назначениях перед любой операцией под общей анестезией. Достаточно просто представить, к чему приведет такая безграмотность на практике, когда бывшие студенты станут практикующими врачами.

Мораль и производственная культура

Искажения морали являются наиболее опасными для любой организационной системы. Количественные измерения в этой области сильно затруднены отстутствием общепризнанных цифровых величин, поэтому при характеристике морали медицинских работников используются главным образом качественные показатели.

Отечественным современным патологом А. Пригожиным [3] была предложена теория организационных патологий, которая с большой степенью точности и адекватности описывает происходящее в российском здравоохранении. Среди этих патологий наибольшее разрушительное действие имеют следующие процессы:

1. Деморализация. Эта патология проявляется в потере морали как обществом в целом, так и отдельными группами работников, в том числе, медицинских. Люди ведут себя аморально (против норм общественной морали) или внеморально (отрицая мораль как таковую). Являясь важнейшим негэнтропийным фактором, мораль обеспечивает самоконтроль человека, ставит его в рамки конструктивного просоциального поведения, запрещает поведение агрессивное или саморазрушающее. Деморализация санкционирует пьянство, саморазрушение, грубость и агрессию. В глазах пациента деморализованный медицинский работник не обладает ни уважением, ни авторитетом.

2. Деинтеллектуализация. Нежелание заниматься интеллектуальным трудом превращает медицинского работника с высшим образованием (врача или психолога) в ремесленника, потому что такой специалист прекращает творчески думать и самостоятельно анализировать свои действия. Он неспособен к самообразованию. Если среди медицинских работников страны начинает преобладать именно такой тип врача, то закономерным результатом является утрата интеллектуального потенциала системы здравоохранения.

3. Этический нигилизм. Отрицание норм поведения в обществе, фетишизация превосходства собственной воли над волей пациента ведут к антигуманности. Возниакет медицинская преступность: бизнес по торговле донорскими органами, трупами, манипуляции сознанием за деньги и т.п.). Равнодушное отношение к страданиям больного, к его страхам, нежелание относиться к больным внимательно и сочувственно приводят к тому, что теряется обратная связь между состоянием пациента и действиями врача по корректировке и назначению лечения. Непосредственным следствием этого является увеличение смертности всех видов.

Рассматривая производственную культуру, следует иметь в виду тип отношений между сотруднками лечебного подразделения, а также способ организации труда в нем. До настоящего времени в отечественных ЛПУ преобладает авторитарный стиль управления и культура иерархического подчинения. Строгая вертикаль «главный врач — лечащий врач — средний медработник» сама по себе не является идеальной, поскольку она порождает напряжение в общении медиков и вызывает вышеперечисленные патологии морали. Для нее характерны авторитарность отношений, нехватка управляемости, преобладание наказаний над поощрениями, деинтеллектуализация и демотивация персонала.

Согласованное влияние состояния отдельных показателей состояния отрасли здравоохранения на общественное здоровье

Главными показателями состояния общественого здоровья являются показатели баланса населения (рождаемости и смертности), а также заболеваемость [1]. Эти показатели интересны с двух сторон. Во-первых, они позволяют оценить положение российской системы здравоохранения среди систем близлежащих стран. Во-вторых, динамика этих показателей в прошлом позволяет предвидеть, как будет изменяться общественное здоровье в будущем. Поскольку несмотря на изменение социально-экономической и культурной ситуации, фундаментальные соотношения между состоянием окружающей среды и частотой онкологических заболеваний, массовостью вакцинации и частотой заражения, комфортностью жизни и частотой самоубийств для каждой отдельно взятой страны остаются постоянными, возможно использование этих соотношений в предсказании.

На рисунке 10 приведены данные об общей рождаемости и смертности в России и странах-соседях., а на рисунке 11 — данные об общей смертности в рассматриваемых странах.

Рисунок 10. Общее число рождений в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, случаев на 1000 населения в год

картинка

Рисунок 11. Общее число смертей в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, случаев на 1000 населения в год

картинка

Как видно из приведенных данных, главной причиной убыли населения нашей страны является даже не столько уменьшившаяся на 30% рождаемость, а высокая смертность. Она выросла за время реформ не менее чем на 50%.

Условно неконтролируемые заболевания

Сопоставление величины смертности в Евросоюзе и трех республиках бывшего СССР (России, Украине и Белоруссии) от латентных и хронических заболеваний свидетельствует о резком превышении в последних по сравнению со странами Евросоюза смертности от всех социально значимых причин: сердечно-сосудистых заболеваний в 4-5 раз, ишемической болезни сердца — 3 раза, инсультов — 3 раза, злокачественных новообразований — 1.3 раза (см. рисунки 12-15). За годы реформ произошло резкое увеличение смертности от этих причин, а начиная с 2004 года стала проявляться тенденция к очень медленному ее снижению.

На рисунке 16 приведена динамика смертности от рака легких. Смертность от него в России находится примерно на уровне стран ЕС, причем в последние годы, несмотря на негативные социальные эффекты реформ, она лишь снижалась.

Наиболее разумным объяснением этих данных представляется то, что показатели смертности от вышеперечисленных причин зависят как от экологической и экономической ситуации в стране, так и от состояния уровня здравоохранения. Оценить роль каждого из этих факторов довольно сложно, но обращает внимание на себя тот факт, что однажды увеличившись в 1993-1995-е годы, большинство показателей смертности снижаются очень медленно. Инерционное действие неблагоприятных факторов социально-экономической среды на смертность от этих причин оказывается очень сильным.

Рисунок 12. Общее число смертей от сердечно-сосудистых заболеваний в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, случаев на 100 тыс. населения в год

картинка

Рисунок 13. Общее число смертей от ишемической болезни сердца в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, случаев на 100 тыс. населения в год

картинка

Рисунок 14. Общее число смертей от инсультов в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, случаев на 100 тыс. населения в год

картинка

Рисунок 15. Общее число смертей от новообразований вследствие малигнизации (злокачественного преобразования клеток) в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, случаев на 100 тыс. населения в год

картинка

Рисунок 16. Общее число смертей от новообразований вследствие рака легких в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, случаев на 100 тыс. населения в год

картинка

Совершенно по-другому обстоит дело со смертностью от пищевых отравлений и самоубийств. Только в России зафиксированы два пика на этой кривой, связанные, по-видимому, с употреблением некачественных алкогольных напитков в периоды экономических кризисов 1990-2000 и 2000-2006 годов. На Украине и в Белоруссии было отмечено простое увеличение смертности без пиков, а в Евросоюзе шло постоянное снижение (см. рисунки 17 и 18).

Рисунок 17. Общее число смертей от неумышленных пищевых отравлений в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, случаев на 100 тыс. населения в год

картинка

Рисунок 18. Общее число смертей от умышленного самоубийства в России, Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, случаев на 100 тыс. населения в год

картинка

В случае умышленных самоубийств наблюдаются те же самые качественные тенденции, то есть пики суицидального поведения примерно соответствуют периодам экономического кризиса.

Рассмотренные выше сердечно-сосудистые и онкологические заболевания проявляют высокую инерционность смертности. Если в силу экономически, социальных и психологических причин образ жизни и среда обитания людей в стране изменяются таким образом, что возрастает риск этих заболеваний, то смертность от них снижается достаточно медленно и даже спустя 10 лет после начала кризиса остается практически на уровне пика, или же снижается не более чем на 10-30 %. Главные причины роста смертности от них — дезорганизация массового здравоохранения и ухудшение здоровья людей.

Условно контролирумые заболевания

В отличие от рассмотренных ранее условно неконтролируемых заболеваний, условно контролируемые поддаются эффективном предотвращению и лечению. Для них характерна практически линейная зависимость от гигиенических факторов, а также от полноты охвата взрослых и детей вакцинацией. Рассмотрим, например, заболеваемость туберкулезом (см. рис. 19). В стабильных странах Евросоюза отмечается не более 20 случаев туберкулеза на 100 тыс. населения. В России и на Украине отмечается линейный рост заболеваемости, а в Белоруссии произошла некоторая стабилизация. Гипотетическим объяснением наблюдаемой картины может быть снижение полноты охвата населения вакцинацией против этого заболевания, а также миграционный приток носителей возбудителя туберкулеза из стран СНГ. Стоит обратить внимание на то, что среди условно контролируемых заболеваний туберкулез — наиболее инерционное. Даже несмотря на то, что в стране начали проводить системные меры, направленные на борьбу с ним, статистически достоверной стабилизации заболеваемости пока не наблюдается.

Рисунок 19. Общее число случаев заболевания туберкулезом в Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, больных на 100 тыс. населения в год

картинка

Гораздо более обнадеживают данные о контроле заболеваемости дифтерией, гепатитами типов А, В и С. Для гепатитов А и В главным средством контроля служит санитарный режим и вакцинация, для гепатита С — только санитарный режим, так как генно-инженерная вакцина хотя уже и была разработана, но за исследуемый период в России и ЕС широко не применялась. В литературе имеются данные о наличии линейной зависимости между охватом вакцинацией взрослых и детей, с одной стороны, и заболеваемостью дифтерией и гепатитами типов А и В. Например, С.А. Айвазян [4] сообщает о том, что оценка коэффициента множественной корреляции для модели заболеваемости дифтерией составила 0.8-0.90, а для гепатитов — 0.65-0.7. Это позоляет считать данные заболевания практически полностью контролируемыми.

На рисунках с 20 по 22 приведены данные о заболеваемости дифтерией и гепатитами типов А и В за период экономических реформ. Видны большие пики заболеваемости с 1992 по 1998 годы и малые пики с 1999 по 2004 годы. Например, в случае дифтерии эти пики возникали с периодом запаздывания в 10-15 месяцев после того, как доля иммунизированных людей в популяции снижалась ниже примерно 40-60% (этот порог сильно зависит от этологических параметров популяции, миграции, состояния иммунитета). Причина запаздывания — различные виды носительства, что как раз и составляет латентную стадию патологического процесса (эпидемии дифтерии).

Для рассматриваемого типа заболеваний характерна очень малая инерционность смертности и заболеваемости. Поэтому ущерб от них легко минимизировать.

Этот же вывод относится и к наблюдениям за заболеваемостью сифилисом (см. рисунок 23). Динамику заболевания сифилисом можно назвать гибридной — она высокоинерционна (спад идет медленно), но в то же время, легко контролируется санитарными и другими предупредительными мерами (кривая убывает монотонно и почти без локальных максимумов для всех стран).

Рисунок 20. Общее число случаев заболевания гепатитом человека типа А в Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, больных на 100 тыс. населения в год

картинка

Рисунок 21. Общее число случаев заболевания гепатитом человека типа В в Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, больных на 100 тыс. населения в год

картинка

Рисунок 22. Общее число случаев заболевания дифтерией в Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, больных на 100 тыс. населения в год

картинка

Рисунок 23. Общее число случаев заболевания сифилисом в Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, больных на 100 тыс. населения в год

картинка

Заражение ВИЧ и смертность от СПИД

Отдельно следует сказать о динамике числа людей, у которых обнаружен синдром повышенного иммунодефицита (СПИД) и динамике числа случаев серологического выявления антител к вирусу иммунодефицита человека (ВИЧ). Разница между этими показателями состоит в том, что не во всех случаях выявление антител к вирусу иммунодефицита человека приводит к развитию синдрома иммунодефицита, имеющего летальные последствия. До настоящего времени в России проблема СПИД/ВИЧ не стояла остро ввиду медленного роста смертности от СПИД и малого числа новых выявления ВИЧ-положительных лиц. Тем не менее, сейчас на Украине смертность от СПИД уже всего лишь в два раза меньше, чем смертность от самоубийств. Смертность от СПИД во всех странах бывшего СССР растет экспоненциально и лишь в Евросоюзе снижается, но и то незначительно.

Поэтому инфицирование большого числа людей ВИЧ следует рассматривать как «бомбу замедленного действия». Проявиться ее эффект в полной мере может уже через 5 лет, когда смертность от СПИД станет сопоставимой со смертностью от самоубийств и дорожно-транспортных происшествий.

Рисунок 24. Общее число случаев выявления ВИЧ-положительных людей в Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, больных на 100 тыс. населения в год

картинка

Рисунок 25. Общее число случаев заболевания СПИД в Белоруссии, Украине и странах Евросоюза, больных на 100 тыс. населения в год

картинка

Методология и сценарии прогноза состояния отрасли здравоохранения и общественного здоровья на семилетний период (2011-2017 годы)

Сформулируем еще раз коротко основные концептуальные свойства системы здравоохранения и системы взаимосвязанных показателей общественного здоровья, как объектов прогнозирования:

1. Динамика систем дискретна. Она всегда проходит как смена состояний: и при патологическом ослаблении, и при восстановлении системы (см. рисунок 1).

2. Для лечения системы, которая потеряла возможность самовосстановления, всегда требуется внешнее воздействие с целью включения самопроизвольных процессов подавления энтропии, ведущих к выздоровлению.

3. Можно прогнозировать динамику консервативной системы в будущем, исходя из ее поведения в прошлом, если условия социально-экономической среды сопоставимы.

Предлагаемая модель основана на следующих предположениях:

1. Система здравоохранения и взаимосвязи показателей общественного здоровья консервативны. Несмотря на произошедшие экономические реформы, они изменились в незначительной степени.

2. Поддаются прогнозированию лишь направления изменения и примерные уровни показателей общественного здоровья. Предикторами для них служат оценки социально-экономической и культурной ситуации в стране.

Итак, в нашем распоряжении есть картина изменения отрасли здравоохранения и общественного здоровья за кризисные годы. Есть также картина развития процесса в годы, предшествующие кризису и в период относительной стабилизации 2000-х годов.

Сформируем и охарактеризуем количественно три сценария изменения ситуации в области здравоохранения и общественного здоровья (расчет инерционного сценария выполнен путем линейной сглаженной интерполяции периода 200-2006 годов, пессиместического — 1990-1996 годов, оптимистического — 1985-1990 годов):

1. Инерционный сценарий. При этом сценарии неограниченно долго будет сохраняться латентная предкризисная стадия дезорганизации отрасли здравоохранения. Это означает, что будут подтачиваться внутренние ресурсы системы, будет монотонно падать буферная емкость системы к разрушительным воздействиям, но радикального и качественного перехода к кризису происходить не будет. В количественном отношении это означает сохранение всех ныне действующих трендовых тенденций, которые были показаны на рисунках и схемах выше.

2. Пессимистический сценарий. Этот сценарий вероятен при резком ухудшении экономической ситуации в стране в силу разрушительных воздействий политического, экономического, военного или иного порядка. Результатом этих воздействий будет разрушение оставшихся механизмов уравновешивания системы и переход к явной стадии дезорганизации. Это означает снижение числа ЛПУ стационарного типа к 2017 году ниже 3 на 100 тыс. населения, числа коек в стационарах менее 600 на 100 тыс. населения, резкое и катастрофическое по своим последствиям ограничение доступности медицинской помощи. В результате общее число рождений снизится и составит менее 6 на 1000 населения, резко вырастут все виды смертности (общая смертность прогнозируется на уровне 25 и более смертей на 1000 населения в год). Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний увеличится до 300-350 на 100 тыс. населения в год, от ишемической болезни сердца — до 180-200, от инсультов — до 80. Ввиду того, что перестанет эффективно действовать система санитарного контроля качества продуктов питания, смертность от отравлений вырастет до 250-300 на 100 тыс. населения в год. Смертность от самоубийств будет вначале расти, а по мере элиминации наиболее ранимых и неустойчивых к стрессовым ситуациям людей из популяции, будет уменьшаться (конкретные цифры назвать невозможно, так как методика линейной интерполяции в этом случае не применима). Прогноз числа врачей, медсестер и психологов не может быть составлен, так как не разработаны или не известны методы прогнозирования. В условиях краха системы вакцинации скорее всего вырастет смертность и заболеваемость условно контролируемыми инфекционными заболеваниями. Однако же конкретная величина приращения и темп этого процесса спрогнозированы быть не могут.

3. Оптимистический сценарий. Он наиболее желателен, но к сожалению, наименее вероятен. Для его реализации нужна воля политического руководства страны и решительное подавление тех разрушительных тенденций в отрасли здравоохранения, о которых речь шла выше (условие преодоления барьера энергии активации). Главным условием нормализации положения в отрасли станет резкое увеличение финансирования отрасли за счет добровольного и гибридного страхования (обязательного страхования, при котором будет дифференцирован объем медицинских услуг в зависимости от страхового взноса, что будет стимулировать людей платить за медицинское обслуживание больше). Между медицинскими учреждениями появится конкуренция, заработает положительная обратная связь между позитивным изменением культуры в массовом здравоохранении и экономическим выигрышем ЛПУ и заработной платой конкретного врача или психолога. У врачей появится прямой материальный стимул осваивать смежные специальности, тем самым создадутся кадровые основы для внедрения самых передовых систем менеджмента, например, производственной системы Тойота. Заработает механизм переподготовки медицинских кадров (получения высшего медицинского образования средними медицинскими работниками и психологами). К концу 2017 года будет наблюдаться следующая картина: число стационарных ЛПУ будет расти и достигнет не менее 10 на 100 тыс. населения (а в Санкт-Петербурге и Москве не менее 20), число коек в стационарах составит не менее 1300 на 100 тыс. населения, качественная медицинская помощь станет общедоступной. В результате общее число рождений увеличится до 12 на 1000 населения (дореформенный уровень), начнет медленно снижаться смертность (медленно — из-за инерционной динамики условно неуправляемых заболеваний). Виды смертности прогнозируются на уровне: общая — 10 и менее смертей на 1000 населения в год, от сердечно-сосудистых заболеваний 150, от ишемической болезни сердца — 80, от инсультов — 50, отравлений — 100. Смертность от самоубийств предсказать невозможно, так как не изучены пока зависимости этого показателя от разочарования недостаточно низкими темпами роста. Число выпускаемых врачей будет увеличиваться, число медицинских сестер — уменьшаться. На рынке труда будут пользоваться особенно большим спросом врачи и психологи с широкой квалификацией.

Все сказанное можно проиллюстрировать графически (см. рисунок 26) :

Рисунок 26: Сравнение расчетных сценариев развития отрасли здравоохранения и параметров состояния общественного здоровья.

картинка
картинка
картинка
картинка

Заключение

В поведении любой биологической и социальной системы сочетаются прогнозируемость и спонтанность изменений. Сделанные прогнозные оценки основаны на предположении, что поведение системы массового здравоохранения останется консервативным, и это служит основным доводом в пользу возможности использования метода линейной интерполяции. В то же время, при реализации наиболее жесткого сценария, а именно возможного распада федеративного государства, развязывания против него войны, применения внешним агрессором нетрадиционных видов оружия, масштабного инфраструктурного кризиса, вызванного массовым выбытием основных фондов (гидроэлектростанций, железных дорог, трубопроводов, объектов связи) высказанные выше предположения будут в корне не верны.

Литература:

1. Беляков В. Д., Яфаев Р. Х. Эпидемиология: Учебник. -М.: Медицина, 1989

2. Моисеев Н.Н. Математические задачи системного анализа. М.: Наука, 1981.

3. Пригожин А. Дезорганизация. -М.: Альпина бизнес букс, 2008.

3. Ayvazyan S.A. Synthetic Indicators of Quality of Life: Construction and Utilization for Social-Economic Management and Comparative Analysis. – "Austrian Journal of Statistics”, vol. 34 (2005), № 2.

4. European health for all database (HFA-DB). World Health Organization Regional Office for Europe. Updated: January 2010. Internet URL: http://data.euro.who.int/hfadb/

Руководитель авторского коллектива: Искандарян Р.А.

казино икс предлагает услуги букмекера с широкой росписью и высокими коэффициентами
vseloto.com
Ресанта купить
Известные производители: Сварог, Ресанта и др
resantashop.ru
автошкола в апрелевке
moykk.ru

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

Ежедневные обновления и бесплатные ресурсы.